Как прокурор с коррупцией боролся

 
«Бедный» прокурор в отставке взял элитную квартиру под «честное слово».
 Если вы руководитель, а у вас в заместителях оказался человек не то что бы недостойный по уровню знаний, опыта или подготовки, но ещё и нечистоплотный, что вы будете делать? Правильно: попытаетесь избавиться от такого. А если ваш заместитель на вас лично и вашу организацию строчит анонимки, кляузы, доносы, клевещет почем зря... Вот это полный ужас! В коммерческой организации от подобного избавиться легко. Можно даже прилюдно пинка под зад дать. А вот в государственной структуре это сделать не так-то просто...

Имя нашего героя - Симахин Михаил Александрович, заместитель прокурора Камчатского края в отставке (так он любит себя называть).
 
Из прапорщика - в прокуроры
Карьера Михаила Симахина во всех отношениях заурядная. Родился в год смерти Сталина на Алтае. Потом – педагогическое училище, где выучился на учителя физкультуры, и служба в армии в камчатском посёлке Мирный оператором ЭВМ. В 1973 году Миша дембельнулся и устроился матросом-рыбообработчиком на плавбазу «Кречет» в БОРе. Вкусив тяжкого рыбацкого труда, видимо, понял, что это не для него. Отработав всего год, устроился в 8-летнюю школу в Николаевке физкультурником. Спустя год, в 1975-м, подался на сверхсрочную службу в армию. Был комсомольским работником в мотострелковом корпусе до 1990 года в звании прапорщика. Работа, как говорится, не бей лежачего. Армейскую службу Симахин закончил в 1990 году. В этом же году он – юрисконсульт ПКВИМУ, а в 1991-м - консультант областного суда. Чего уж он там консультировал – не знаю, тем более, с заочным образованием. Фортуна по-настоящему Михаилу улыбнулась, когда в 1993 году он примерил на себя прокурорскую форму. В прокуратуре Михаил Александрович задержался вплоть до 2009 года. Дорос до транспортного прокурора, а потом – до заместителя прокурора Камчатского края. Может быть, он отличился чем-то выдающимся, небывалыми успехами в раскрытии преступлений? Да нет. Ничего такого за ним замечено не было. Есть такая категория людей, которые, как говорится, попадает в струю и ни в какой проруби не тонут. Тем более, когда назначали Симахина на должность заместителя прокурора края, говорят, просто более лучшего варианта не было в кадровом резерве. Главной его тенденцией в работе был тотальный контроль за сотрудниками, плетение интриг и имитация бурной деятельности. Закрывая глаза на разграбление некогда государственных предприятий Камчатское бассейновое аварийно-спасательное управление, морской порт, он ловил мелочи, делая показатели для «галочки». К примеру, СИМАХИН возбудил уголовное дело по подсказке своей подчиненной против человека, который имел при себе самодельный нож и шёл на посадку в вертолет. Винтокрылая машина была зафрахтована для проведения выездной рыбалки, в которой и работал тот гражданин. Никакой угрозы окружающим он не представлял, тем не менее, в его биографии появилась судимость. При его руководстве в коллективе была сложная психологическая обстановка. Некоторые уходили.
 
Элитная квартира
В 2008 году, предчувствуя скорую пенсию, Михаил СИМАХИН, похоже, решил поиметь с родной прокуратуры по максимуму. Как раз в это время за деньги прокуратуры были построены несколько квартир в новых элитных домах на «Северо-Востоке». На такую квартирку и позарился зам. прокурора. Рыночная её стоимость составляла порядка 5 млн. руб. Сделав жалобное лицо, наш герой подал 27.6.2008 г. в комиссию по улучшению жилья документы с просьбой наделить его жильём. Оказывается, целый заместитель прокурора скромно «ютился» в квартире своего сына, что на ул. Солнечной. Вопрос по квартире решался споро, и уже в августе 2008 года комиссия по социальным вопросам и труду прокуратуры Камчатского края на своем заседании постановила выделить квартиру заместителю прокурора СИМАХИНУ на ул. Ларина, 22/4-10. Комиссия по своей доброте душевной допустила оплошность. Люди поверили на слово заместителю прокурора: СИМАХИН должен был представить документы из федеральной регистрационной службы об отсутствии жилья. Говорят, обещал предоставить. И ему поверили.
 
Выселение
Но не всё коту масленица. В прокурорских кабинетах народ стал перешептываться, будто СИМАХИН родную контору надурил, что его семейство обладает тремя квартирами в Петропавловске, а он на шару урвал себе ещё одну. Эти слухи дошли куда надо, т.е. до прокурора Анатолия КНЯЗЕВА. Сделать вид, что он ничего не знает, было бы нечестным уже со стороны прокурора. И завертелась проверка. Из федеральной регистрационной службы сообщили, что на семейство СИМАХИНЫХ зарегистрированы две квартиры на ул. Солнечной, 11 площадью 69 и 37 кв. м и третья на пр. 50 лет Октября (43,2 кв.м). Последнюю жилплощадь сдавали внаём. Прокурорская комиссия, ведавшая распределением жилья, 22.4.2009 г. отменила своё решение о выделении квартиры заместителю. СИМАХИНУ предложили сдать ключи и освободить квартиру на ул. Ларина. Но Михаил Александрович уперся «рогом» и подал документы в суд. 9 сентября 2009 года судья И. СТАХНЕВА постановила признать недействительным договор найма жилого помещения на ул. Ларина. Это означало выселение хитроумного СИМАХИНА из квартиры. В ноябре 2009 года судебные приставы получили исполнительный лист о выселении и выполнили его, получив ключи от квартиры. Любопытно, что М. СИМАХИН пытался разжалобить в своих письмах генпрокурора и суд. Он писал в свою защиту ложь во спасение, что из объектов недвижимости у него имеется только участок в садово-огородническом товариществе «Голубичка», больше ничего нет, живет он в отдаленном районе в бывшем военном городке с плохими подъездными путями, а прокурорские работники имеют право на дополнительную жилплощадь, что в одну квартиру, которую приобрел за личные средства семьи и родственников, он планирует привезти родителей жены, за которыми требуется уход, что жена перенесла операцию, а одну из квартир он хочет продать и доделать в элитном жилище на ул. Ларина ремонт. Когда М. СИМАХИНА разоблачили с квартирой и он понял, что квартиру отберут, а из прокуратуры придется уйти, началась «кровавая вендетта» камчатской прокуратуре. И с тех пор государево око потеряло покой.
 
«Кровавая вендетта»
Михаил Александрович ранее замечался в мелком интриганстве. К примеру, вызовет к себе сотрудника пока прокурор в отпуске и говорит: так и так, пиши рапорт на увольнение. Это указание КНЯЗЕВА тебя уволить за такие-то грешки. Хотя Князев никаких ценных указаний на сей счет не давал. Помимо интриганства, СИМАХИН был серьёзно заподозрен в причастности к разным серым схемам. К примеру, он прозрачно намекал новому прокурору А. КНЯЗЕВУ, что надо бы работать в серых схемах с РФФИ по конфискату, что в этом ничего крамольного нет, что все имеют свой кусок, оценщики, реализаторы, что эти схемы были выстроены ещё при прокуроре ВОЙТОВИЧЕ, глупо отказываться от них. И говорил, что, если КНЯЗЕВ не согласится, то схемы все равно будут работать. Я не раз писал про аферы с конфискатом, когда браконьерскую продукцию оценивают низким качеством и продают через подставные фирмы как доброкачественную.
 
Борец с коррупцией
После того, как СИМАХИНА вывели на чистую воду с квартирным обманом, он, видимо, возомнил себя борцом с коррупцией в прокурорских рядах. Почему-то ранее он ничего не замечал, а тут стал строчить кляузы одну за одной в генеральную прокуратуру. Похоже, цель была одна - отомстить, напакостить и взять измором руководство Генеральной и камчатской прокуратуры, чтобы ему вернули квартиру в новом доме. Причем, он, не стесняясь, пишет в письмах генеральному прокурору Ю. ЧАЙКЕ кляузу, которую заканчивает словами: «Прошу оставить мне квартиру». Похоже, СИМАХИНУ даже понравилось выглядеть в роли эдакого гонимого, которого загнобили за правду, стали за ним следить, и он всерьёз начал чего-то опасаться. Разоблачитель стал изобличать в коррупционности сотрудников инспекторского управления Генпрокуратуры, которые в свой прилет на Камчатку посетили Долину гейзеров, говорил о прокурорской чести и присяге прокурора. В каждом своем обращении наш правдоруб ссылается на таинственных сотрудников контрразведки, которые ему постоянно сообщают о грозящей опасности... СИМАХИН сообщал, что готовил рыбные презенты от 50 до 100 кг для вывоза их на материк КНЯЗЕВЫМ, решал вопрос в аэропорту с бесплатным провозом гостинцев на материк. «В отдельных случаях решался вопрос с провозом Князева А.Г. в бизнес-классе при наличии посадочного места в эконом-классе, с безвозмездным присутствием его в аэропорту в залах повышенной комфортности с бесплатным обслуживанием в ресторанах и барах…» На этом стоит остановиться подробнее. Анатолий Гаврилович, начитавшись этой ереси, был весьма удивлен. Как правило, в самолёт он берёт только тот багаж, который умещается в бесплатную норму провоза багажа, а не стокилограммовые подарки. Надо знать КНЯЗЕВА: он никогда этим не будет заниматься. Летал он эконом-классом, я помню, что однажды мы даже оказались рядом. В аэропорту зал повышенной комфортности - это наш межсектор, в котором нет ресторанов и баров, о чем пишет сочинитель, а есть только буфет. Но ведь в Генпрокуратуре РФ, получая эти очернительства, не знают, что в межсекторе нет ресторана. И приходится раз за разом КНЯЗЕВУ писать в генеральную, отмываться от дерьма, вываливаемого на него его бывшим замом. Дальше в этом письме сочинитель пишет о том, как с достоинством и профессионализмом он выполнял обязанности заместителя прокурора края, выезжая в самые отдаленные уголки полуострова. Небось, спал в землянках и питался сухарями? Как вы думаете, чем письмо на имя генерального прокурора заканчивается? «Уважаемый Юрий Яковлевич! С учетом моей длительной безупречной службы в органах прокуратуры прошу рассмотреть вопрос о выделении мне квартиры по ул. Ларина, 22-4, кв. 10. После развода я проживаю в 2-комантной «хрущевке», у меня новая семья, планируется рождение ребенка, а я практически остался без квартиры…»
 
Недалеко до психушки
Ну а дальше в письме генеральному прокурору СИМАХИН опускается до банального шантажа. Он пишет про посещение сотрудниками генпрокуратуры Долины гейзеров, их морской прогулке, говорит, что обещал эти сведения передать московским журналистам. По своей солдафонской логике СИМАХИН, видимо, думал, что ЧАЙКА, прочтя эти строки, вмиг прикажет выделить ему квартиру. Вот такие перлы выдавал из-под своего пера СИМАХИН: прокурор края «намеревается придавить меня», «не пощадив молодую жену и будущего ребенка». Читая этот бред, думаешь, стоит ли подавать на такого в суд, может быть, человеку нужна серьёзная психиатрическая помощь?! Вот и представьте, если вы руководитель, а у вас появился такой зам, что с ним делать? В нормальном мужском коллективе могут дать по морде за все эти сочинительства. Не так давно М. СИМАХИН подвизался в общественной антикоррупционной комиссии у Сергея МЫЛОВА. Вот такая получилась история про сельского учителя физкультуры, комсомольского армейского работника в звании прапорщика, который всю жизнь молотил под простачка, деловитого парня, делая нехитрым сапом свою карьеру. Но споткнулся на прокуроре КНЯЗЕВЕ, который вывел хитроумного мужичка на чистую воду, нажив себе заклятого врага.