Камчатка и её люди глазами возвращенца


Разумеется, было очень заманчиво вновь оказаться на Камчатке: здесь прошла моя юность, здесь
я безнаказанно шээмжэшничал: в школе молодого журналиста сочинял первые заметки для газеты «Камчатский комсомолец». Здесь, познав славу, - оглушительную славу, - научился проверять информацию, которую собрался обнародовать...
Я предложил бы камчатскому правительству провести мастер-класс по воспитанию регионального патриотизма для крымских коллег, которые хорошо поставленными голосами убедительно рассказывали нам о доступности пляжей для народа и были посрамлены босоногими пляжными рэкетирами или прочими вымогателями, собирающими средства на ремонт многочисленных крымских «провалов».
На презентации в камчатском Доме дружбы, выждав, пока депутаты и другие официальные лица произнесут проникновенные и правильные слова, Саша Петров выступил с пламенной патриотической неполиткорректной и исключительно недружелюбной речью, суть которой свелась к тезисам:
- Япония нам не друг и не союзник, это наш вечный враг и конкурент, и пусть японцы навеки запомнят кровавый урок, который преподан на Курилах! Мы отобьём охоту даже заикаться о передаче островов - не только у японцев, но собственных предателей-сепаратистов, ведь за эти острова пролито столько русской крови!
Рядом с Петровым сладко улыбался китайский предприниматель Ли Бинь, и не просто себе предприниматель, а спонсор экспедиции «Единой России». Для китайского уха один из самых любимых звуков - рассказ о том, как японским агрессорам что-то отбили и преподали кровавый урок.
- Нихао, - приветствую Ли Биня и интересуюсь, чем лично для него значима история десанта.
- Это наша совместная история, - на хорошем русском языке отвечает господин Ли, - экспедиция обнаружила на Курилах гильзы, маркированные китайскими иероглифами. Возможно, японские агрессоры использовали захваченные в континентальном Китае патроны... Этот вопрос ещё надо исследовать. Мы должны помнить уроки истории и укреплять нашу дружбу и сотрудничество.

Кто будет строить камчатку?
Похоже, исследователь Ли Бинь прибыл на Камчатку всерьёз и надолго. На следующий день по камчатскому телевидению прошёл сюжет о выставке китайского художника Ван Ченьчжуна в краевом художественном музее. Своими учителями китайский мастер считает русских передвижников и приехал писать российские пейзажи. Китайцев на Камчатке становится всё больше. Мой старинный друг Сергей Загорский, который обещал приютить меня во время командировки, втридорога загнал свою убитую «полторушку» на проспекте Рыбаков важной китайской бизнес-леди, «смотрящей» с соседнего рынка. Занимая новоприобретение, она тут же прошлась по соседям - не продаются ли квартиры поблизости. Уже сейчас в Петропавловске-Камчатском метут улицы, строят дома, кладут асфальт и потрошат рыбу на рыбозаводах, в основном, гастарбайтеры с Кавказа или из Азии. Газеты полны объявлений о вакансиях: в строительстве, транспорте, добыче и переработке рыбы, сфере обслуживания. А завтра развитие богатейшего региона потребует нарастающих объёмов рабочей силы вместе с инвестициями, и угадайте с одного раза, где поблизости от Камчатки много денег и избыток рабочей силы, откуда всему этому проще и быстрее прийти.
Я уже говорил, что с патриотизмом на Камчатке всё в порядке. В составе правительства Камчатского края есть специальный министр по делам казачества и ещё бы ему не быть, если Камчатку с соседними островами и проливами открывали и осваивали казаки Дежнев, Атласов, Анциферов.
Впрочем, не все на Камчатке согласятся с тем, что полуостров открывали казаки или что его вообще стоило открывать. Коренной народ ительмены тысячелетиями мирно жили на берегах Авачинской бухты. На севере били моржа или пасли оленей коряки, чукчи, эскимосы, эвены. Никто из них не ходил войной на Москву, камчатские аборигены не угоняли рабов из приграничных русских княжеств или казачьих куреней, не продавали их на невольничьих рынках в Бахчисарае в Киото или, скажем, в Стамбуле на Хоккайдо. И вот появляется из-за моря казачья дружина, и атаман заявляет: собирайте-ка, ребята, дань, потому как будете отныне подданными русского царя. Откуда было знать наивным аборигенам, что исторический выбор у них невелик - тогдашнюю мировую валюту, соболей с песцами, пришлось бы отстёгивать не русскому царю, так японскому императору, или попозже - американскому президенту. Это сейчас, глядя на уровень жизни айнов в Японии или иннуитов на Аляске, интеллектуалы из числа аборигенов Камчатки, убедившись, что гость приехал не просто с материка, а из-за границы, могут осторожно пожаловаться на национальную политику Российской империи хоть при императорах, хоть при генсеках, хоть при президентах. Пожаловавшись, аборигенный интеллектуал перейдёт к позитивной части российского подданства, покажет газету «Абориген Камчатки» и пригласит на национальные праздники «Алхалалалай» и «Хололо», научит произносить на своём языке «здравствуйте», «спасибо», «как дела», «пойдём охотиться на медведя» - и деликатно улыбнётся твоим попыткам сломать язык и оттопырить гортань. А если тебе совершенно случайно во время прогулки в центре Петропавловска попадётся молодежный национальный ансамбль «Коритэв», то юные аборигены охотно споют и спляшут, просто приветствуя праздного гостя. «Коритэв» - это КОРяки, ИТельмены, ЭВены. Песни у них необыкновенно чувственные, с первобытными страстями и энергией, а танцы исполнены звериной природной грации.