Дмитрий МЕДВЕДЕВ сравнил Камчатку прежнюю и нынешнюю

 
За одни сутки 10-11 ноября президент РФ побывал на саммите «двадцатки», провёл несколько встреч с хабаровчанами, затем возглавил президиум Госсовета, а напоследок пообщался с дальневосточными журналистами в столице дальневосточного федерального округа. Предлагаем вниманию читателей несколько заметок на полях картины пятницы 11.11.11.
 
Что говорил президент
Начнём с президиума Госсовета. Центральные СМИ по-своему интерпретировали слова МЕДВЕДЕВА: дескать, отныне судьба губернаторов будет напрямую зависеть от финансовых успехов регионов. На самом деле так было и раньше: если глава региона не развивал территорию, показывал плохие результаты при работе с бюджетами различных уровней, его судьба решалась быстро. Далее: про снятие губернаторов президент вообще не сказал. Это домыслы журналистов. ТАК МЕДВЕДЕВ не говорил. Зато на встрече с дальневосточными журналистами он недвусмысленно заявил, что его замучили одни и те же вопросы столичных корреспондентов, например, о всемирно знаменитых узниках-олигархах.
МЕДВЕДЕВ искренне поблагодарил представителей региональных СМИ за простые и понятные каждому россиянину вопросы. За вопросы, которые интересуют 99 % общества. Оставшийся процент, похоже, приходится на прессу, которая крутится вокруг интриг Кремля. Эти ребята очень хорошо себя чувствуют, потому что их НЕЛЬЗЯ не кормить, у них проблема в другом — дикий голод новостийных поводов. До последнего, XI съезда «Единой России» блогерная и «пуловская» Москва была озадачена только одним вопросом: ПУТИН или МЕДВЕДЕВ? Выдвигались самые невероятные варианты дележки власти. Были истрачены тысячи тонн бумаги, Интернет перегревался от прогнозов воспалённых мозгов. Нетрудно представить, какое дикое разочарование ребята испытали на съезде: интрига закончилась. Слава Богу, финансирование сохранилось: выборы всё-таки... Любопытный момент вскрылся на Госсовете. Когда прозвучала идея создать телеканал, который рассказывал бы о позитивном опыте российской модернизации, участники встречи вспомнили, что скоро высвободятся две мощные PR-группы: на Дальнем Востоке (обеспечение СМИ-сопровождения стройки АТЭС) и в Сочи (пиар хода строительства спортивных объектов к Олимпиаде - 2014). «Куда их девать? Коллективы-то сложились хорошие!» - прозвучало на Госсовете. Так что с пиаром в России всё хорошо, повторюсь, проблема только с жареными фактами. А если грянет в 2012 году второй виток кризиса? О чём журналисты писать будут, кого пиарить, а главное — за какие деньги?
Теперь о Камчатке. Наш губернатор Владимир ИЛЮХИН доложил об успехах рыбной промышленности, невиданных доселе инвестициях в эту отрасль, строительстве новых рыбозаводов. Конечно, надо было использовать момент и что-то попросить. Попросил немного — довести до ума идею с оптоволокном с Камчатки на материк. Реакция президента была, мягко говоря, странной: ответ свёлся к тому, что у нашего полуострова есть проблемы и поважнее. Полпред Виктор ИШАЕВ поддержал камчатского губернатора, заявив, что наши пенсионеры жалуются на низкую скорость передачи данных...
Напомним, что не так давно, но ещё в бытность «Дальсвязи», были проложены сотни километров кабеля вплоть до южных границ полуострова. Это было сделано за счёт средств дальневосточного оператора связи, т.е. государство ни копейки не вложило в этот проект. Осталось «законнектить» наш островок с Большой землей. Возможно, новый оператор связи сам дотянет оптоволокно на материк, но тогда как быть с любовью президента к Интернету, с его уважением к этому виду связи, с его надеждами на то, что Интернет — мощное оружие демократии в борьбе с коррупцией и прочим злом нашего общества? Интернет — необходимый инструмент в жизни общества. Камчатская Сеть по сути запитана на один спутник. Поломайся он, сойди с орбиты — пропадёт Интернет, который, между прочим, выполняет не только развлекательную функцию для любителей виртуального отдыха и людей, живущих в блогосфере. Интернет — это банковские платежи и передача данных для работы различных предприятий, навигация в конце концов...
Будем надеяться, что ситуация сдвинется с мёртвой точки, и Камчатка станет ближе к материку хотя бы в области оперативной связи.
Встреча с президентом
Теперь о самом интересном - встрече Д.МЕДВЕДЕВА с журналистами из регионов. Поначалу планировалось, что можно будет задать два вопроса от каждого из 20 журналистов, но Госсовет затянулся, а президента впереди ожидал деловой саммит АТЭС в Гонолулу. Президентский самолёт уже стоял под парами, мы, журналисты, нервничали, понимая, что встреча может отмениться. И всё-таки МЕДВЕДЕВ пришёл, устроился в нашем импровизированном кружке, попросил задавать вопросы как можно конкретнее и короче. После первых вопросов, где мои коллеги использовали фразу «Дальний Восток и Россия», МЕДВЕДЕВ заметно напрягся, заявив, что не принимает подобных словесных конфигураций, что все мы живём в одной России. Итак, от Камчатки прозвучал один вопрос, касавшийся открытия Северного морского пути, но, к счастью, в конце встречи был затронут и второй мой вопрос насчёт уничтожения браконьерской продукции. Но обо всем по порядку.
Вопрос президенту
Е.СИВАЕВ: - Добрый день! Дмитрий Анатольевич, так получилось, что нашему краю Камчатке не повезло дважды, не повезло в XIX веке: сначала убили Пушкина в 1837 году, и он не смог написать свою пиар-поэму «Камчатка», а потом через 30 лет продали Аляску, и наш порт Петропавловск-Камчатский перестал развиваться в принципе. Сейчас у нас появился уникальный шанс – открытие Северного морского пути. Скажите, как эта идея рассматривается на Вашем уровне, на уровне государства? Есть ли какие-то реальные, пусть перспективные планы, если можно, какие будут сроки?
Д.МЕДВЕДЕВ: - Евгений, у Вас, конечно, очень красивый край. Я, как ни приеду (особенно раньше, сейчас всё-таки, надеюсь, хоть чуть-чуть ситуация начинает меняться), меня всё время поражал диссонанс между красотой и неустроенностью, неухоженностью, если говорить откровенно.
По поводу использования Северного морского пути и вообще Арктики. В принципе решения не только намечаются – они приняты. Я неоднократно проводил заседания Совета безопасности Российской Федерации на эту тему. Мы собирались в разных форматах, и сейчас через Государственную Думу идёт соответствующий закон, который посвящён именно возможности осуществления морской проводки через Северный морской путь, использованию арктических богатств.
Одновременно меняется Кодекс торгового мореплавания, даже будет создана специальная дирекция, которая станет заниматься этими вопросами. Я считаю, что это всё вместе должно привести к одному, но очень важному эффекту: нас должны все воспринимать как арктическую державу, как государство, которое неслучайно там очутилось, а которое по праву там присутствует. У нас действительно полные права.
Мы – самая крупная арктическая страна, потому что у нас самая длинная береговая линия и самый большой морской, так сказать, путь. Но нужно, конечно, вкладывать деньги, в том числе в ледокольный флот, вообще в морские суда, нужно развивать порты, тот же самый порт Петропавловск-Камчатский. Он в принципе открытый порт, куда могут заходить суда с различными флагами, но, к сожалению, он находится не в лучшем состоянии, поэтому сейчас нужно осуществить реконструкцию, и тогда мы сможем получить общий эффект от развития Арктики и развития Камчатского края. Надеюсь, что все получится.
Браконьерский конфискат
Прошлой весной в «КВ» был опубликован репортаж с уничтожения нескольких тонн деликатесного краба. Даже фотографий, которые не могли передать всю трагичность момента, хватило, чтобы вызвать шквал телефонных звонков редактору. Люди с возмущением и негодованием спрашивали, у кого поднялась рука подписать указ, чтобы уничтожить ценнейший деликатес. Признаться честно, моих знакомых из правоохранительных органов такое безобразие тоже шокирует, но они люди подневольные, критиковать власть, которую представляют, они не могут априори. До сих пор любые попытки разговора с Кремлём об отмене государственного распоряжения разбивались, словно волны о скалы. И вот, похоже, лёд тронулся.
Журналистам удалось спросить у президента, будут ли в этом отношении меняться правила игры. Вот что ответил Дмитрий Анатольевич:
Д.МЕДВЕДЕВ: - Теперь в отношении борьбы с браконьерством. Конструкция об уничтожении выловленного и изъятого у браконьеров возникла относительно недавно. Я не помню, но это было лет пять назад, года четыре, может быть. Мы это продавливали, потому что было очень сильное сопротивление, да и просто жалко, потому как, вроде, поймали.
Вы понимаете, под этим был большой смысл, потому что – что такое передача браконьерского улова для реализации? Я думаю, мы все понимаем – это махровая коррупция. Приходят и говорят: «Вот мы поймали, разрешения нет». «Ну, ребята, поделитесь!» Ничего не доходило никуда, до какого-то оформления или до передачи, всё это по сути потом оформлялось как нормальный лов и продавалось, но, естественно, без всякого разрешения.
Поэтому было принято очень неприятное и непростое решение уничтожать на месте. И то далеко не все уничтожают, но всё-таки это правило есть. Я думаю, можно оценить, готовы ли мы к тому, чтобы отказаться от этого правила, но мы должны будем принять это решение на ясном глазу, понимая, что мы тем самым снова подхлестнём желание распоряжаться этим незаконным товаром, то есть, по сути предметом преступления, объектом преступления. Поэтому здесь есть и плюсы, и минусы, это палка о двух концах. Но взвесить это можно. Договорились?
На ясном глазу
Откровенно говоря, последние фразы президента вселили уверенность, что дело сдвинется с мёртвой точки. Мы не получили категоричного «НЕТ». И это уже победа. А с воровством нужно бороться, мы же не сжигаем деньги, возвращенные в доход государства от ворюг и коррупционеров, как-то ведь банкноты доходят до банка... Уверен, что и над крабами можно установить контроль. Для этого работают антикоррупционные комиссии, общественные организации, Интернет в конце концов, правда, пока слабенький...
P.S.
Эти слова президента по итогам встречи с журналистами Дальнего Востока адресованы не только работникам пера, но и всем нашим читателям, потому что газета - дело общее.
Д.МЕДВЕДЕВ: - Я хотел вас поблагодарить за то, что вы пришли и задавали интересные и важные для ваших территорий, для ваших регионов вопросы, как и для всей нашей страны. В качестве маленького комплимента могу сказать, что я всегда люблю общаться с представителями региональной прессы. Вот почему: у вас всегда вполне разумные, абсолютно конкретные и очень близкие людям вопросы. Мне кажется, что всё-таки журналист, конечно, должен в значительной мере ориентироваться на тех людей, которым он адресует свою работу. Журналистская профессия существует для того, чтобы отстаивать интересы людей. В этом смысле позиции региональной прессы всегда ближе к позициям обычных людей, наших людей, чем, например, позиция столичной прессы.
Я не говорю, что она плохая, она тоже очень хорошая, она профессиональная. Но если, например, мне во время встречи задают одни и те же вопросы – о судьбе наших известных заключённых или о том, что мы делаем для расследования тех или иных преступлений, это важно, но жизнь не сводится только к этому.
Это важно, я не спорю, что эти темы серьёзные. Но когда мне приходится отвечать на одни и те же вопросы, это означает, что люди замыкаются в своей системе координат. На мой взгляд (может, я ошибаюсь, конечно), миссия журналиста всё-таки в другом, а именно в том, о чём вы меня спрашивали. Спасибо!
11 ноября 2011 года.

Евгений, Интернет для африканских стран, Россия в том числе, - палка о двух концах. Кремль это давно знал, ДАМ решил поиграть на этом в PR, а может и сознательно... как бы, размонтировать...но вот и сам погружается в болото... власть засасывает...не каждому любо выращивать капусту, на худой конец, клубнику, в тиши и народном забвении... вопрос внутренней философии... Только Интернет, в том числе и в России, перешагнет через своих идолов. И чем дальше этот момент будет оттягиваться, тем хуже и для идолов, и для их поклонников. Интернет - это булыжник XXI-века!
Удачи на этом поприще, =ВГ

Будь  на этой тусовке с Медведевым Кравчук, уж точно бы задал вопрос - что этот "тандем" ПУТИНА с МЕДВЕДЕВЫМ так уж тянет на галеру, вместо того, чтобы осваивать горнолыжные склоны...и т.д.... и без пиара. Потому, таких на подобные тусовки не приглашают, а задай такой вопрос Сиваев, быть ему изгоем в СМИ, а не генералом...пришлось бы начинать все с нуля, от рядового. Дослужиться до народного "журналюги", как бренда, ох как не просто. Этот крест доступен каждому, но не каждый готов его нести, и таких, как Игорь Кравчук и Денис Лопатин в России единицы, ну может десяток-другой. Мельчают россияне... не то, что бывшее племя...

Хорошие, человеческие вопросы! Ответы понравились меньше, возможно, сказывается внутреннее критическое отношение к ДАМ. А мы опять остаемся только с надеждой!

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании