Встречи и уроки исторических чтений

 
Два дня, 19 и 20 октября с.г. в Петропавловске-Камчатском проходили V Международные исторические Свято-Иннокентьевские чтения, посвящённые 270-летию выхода России к берегам Америки (1741 г.).
 
Не так уж и часто на Камчатке собираются представители мировой и даже российской научной элиты, поэтому интерес к чтениям оказался большим. Поприветствовать участников пришли губернатор края В. И. Илюхин и председатель Законодательного собрания Б. А. Невзоров.
«Мы когда-то гордились тем, что Петр I прорубил окно в Европу, но часто забываем, что в это же время были открыты огромные ворота в Тихоокеанский регион. Именно от нас 270 лет назад с первого уездного города Нижнекамчатска отправилась Вторая Камчатская экспедиция, которая достигла берегов Аляски и присоединила территории Русской Америки к России», - сказал Б. Невзоров.
Специально на чтения приехали митрополит Приамурский Игнатий, епископ Уссурийский, викарий Владивостокской епархии Иннокентий и протоиерей из Иркутска Евгений Старцев.
Иерархи Русской Православной церкви не просто придали чтениям солидности и веса своим присутствием, но озвучили интересные доклады. А выступление митрополита Игнатия стало ключевым для понимания роли Православия в истории всей Дальней России, в том числе Русской Америки и Камчатки.
Апостолом Америки и Сибири называли и называют Святителя Иннокентия Вениаминова, чье имя носят камчатские исторические чтения. Будущий святитель родился в селе Агинском Иркутской епархии и окончил Иркутскую духовную семинарию. Именно из Иркутска в 1823 году отец Иоанн (он тогда носил своё имя, данное при рождении) отправился в Русскую Америку. В 1840 году он был рукоположен в архимандриты с именем Иннокентия, а 15 декабря 1840 года стал епископом вновь образованной Камчатской, Курильской и Алеутской епархии. Так имя Иннокентия Вениаминова навсегда слилось с Дальней Россией, включая Русскую Америку.
Мы ещё не до конца осознали роль этого выдающегося человека, святителя в освоении дальних российских земель, в просвещении их населения. Полтора века прошло с тех пор, как русские покинули Аляску, но там продолжают существовать приходы Русской Православной церкви. Не перебили православия ни католицизм, ни протестантство, ни другие религии. Не хотят их аляскинские аборигены. Разве это случайно?
История и Православие
О неразрывной связи Православия с историей говорилось на чтениях много. Как никогда ранее именно эти чтения показали, что наша историческая наука, в том числе на Камчатке, продолжает если не игнорировать эту связь, то не считать её важной. Ключом к истории специалисты выбирают что угодно, только не религию, в нашем случае - Православие, которое в их работах, конечно же, присутствует, но косвенно, как обычная неотъемлемая часть.
«Нужен выход исторической науки за пределы сложившегося шифра, - говорил в этой связи доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Александр Петров. - Православие - вот ключ, открывающий практически все исторические темы Камчатки. Вся её история тесно связана с церковью».
Увы, этим ключом никто ещё не воспользовался. Мы не найдём в работах региональных историков достаточно полно разработанной церковной темы. Но много исследуют эту тему краеведы. Приамурский митрополит Игнатий, выступая на круглом столе 20 октября, подчеркнул, что единственной работой, пусть не полной, но достаточно стройной и системной является трёхтомник Артура Белашова по истории Православия на Камчатке. У профессиональных историков ничего подобного нет. Мало того, они словно и не замечают этой важной работы.
Правда, профессор Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета Андрей Ефимов сообщил присутствующим отрадную весть: студентка университета, наша землячка Елена Глинчикова в качестве дипломной работы взяла тему «История закрытия храмов на Камчатке». При соответствующей доработке её труд может стать кандидатской диссертацией. Но, опять же, можно ли считать Е. Глинчикову историком? Наверное, нет, историки её в свои ряды не примут, оставив в краеведах.
Историки и краеведы
Это ещё одна тема, впервые прозвучавшая так конкретно на этих чтениях, точнее - на круглом столе в стенах бывшего исторического факультета КамГУ им. В.Беринга. Чем отличаются историки от краеведов? Корректно ли их путать? Имеет ли право на существование термин «историк-краевед»?
Историки занимаются наукой историей. А краеведы, как многие считают, лишь склёвывают исторические зернышки, чтобы рассказать о них народу в своих публикациях. Первые - профессионалы, вторые - любители. Как бы ни тужился краевед, до обобщений ему не дойти, и работы его историками признаны не будут. Хотя, с другой стороны, работы историков зачастую остаются неизвестными для широкого круга читателей и служат лишь справочной литературой для их коллег. Краеведов же читают массы, и на основе их работ познают историю. Краеведы - зачастую литераторы, писатели. Историки же пишут сухим, научным языком, который не может увлечь читателя.
В то же время, именно историки призывают краеведов подстраиваться под их систему работы при изложении материала. «Вот тогда книгу можно считать книгой, хотя ссылаться на нее историку - всё равно не профессионально». Они требуют от краеведов правильных ссылок на источники и наличия полного справочного аппарата. «Вот тогда можно было бы совместно поработать». При этом не признаётся, что читателю не интересно будет пробираться сквозь научность текста и многочисленные ссылки. Именно поэтому для краеведа, как популяризатора истории, это мало приемлемо.
Искусство ради искусства существовало всегда. Но, всё же, востребованным было и остаётся искусство для народа. Поэтому нужен обратный путь: историкам к краеведам. На круглом столе, организованном в рамках чтений, заведующая кафедрой истории и философии КамГУ Н.В. Толкачёва перечислила «белые пятна» истории Камчатки, среди которых оказалась, в принципе, вся история полуострова. Слушая уважаемого специалиста, оставалось только недоумевать: как так получилось, что нога историка в крае вообще не ступала? Нога краеведа - да, истоптала почти всю Камчатку, но она для науки-истории, получается, не в счёт? Не в счёт упомянутая выше большая работа А.Белашова по истории Православия на Камчатке.
Не в счет работы В.Пустовита по истории гражданского противостояния на полуострове в период 1917-1922 гг. Не в счёт книги Н.Киселевой о Петропавловской обороне 1854 года, как и подобные работы адмирала Щедрина. Не в счёт исследования и публикации С. Вахрина о камчатских ссыльных и т.д. Белых пятен эти труды не стёрли? Для историков - возможно. Для людей, интересующихся историей, рассказано доступно и достаточно полно.
Изучение Камчатки
У нас нет Общества по изучению Камчатского края наподобие, например, давно существующего Общества по изучению Приамурского края. Хабаровчане получают государственную поддержку в лице краевой власти, мы не получаем ничего, т.к. разбились на несколько отдельных «клубов» - Крашенинниковское краеведческое общество, Камчатский отдел Русского географического общества и т.д.
Иногородние и зарубежные гости Свято-Иннокентьевских чтений посетили собрание Крашенинниковского общества, в которое входят ведущие краеведы Камчатки. Состоялся интереснейший разговор, в котором были затронуты многие вопросы. Говорили и о том, что Москва не знает наших работ и практически не использует региональные источники исторической информации, в том числе архивные материалы регионов. Местные же исследователи зачастую сталкиваются с закрытостью для них информации из центра. Традиционно в России центр прямо игнорирует регионы, и даже многие специализированные мероприятия проводит без наших представителей. А наши власти не спешат отправлять на такие мероприятия специалистов, предпочитая посылать «своих» - чиновников или депутатов. Понятно, что такие «выстрелы» - мимо.
На круглом столе прозвучало предложение регулярно устраивать в Москве «Дни Камчатки», но ведь такие дни там устраиваются, хотя, по отзывам москвичей, создают нашему краю лишь имидж дикой, экзотической страны, где живут только аборигены, рыбаки и охотники. По их представлениям, нет на Камчатке своих писателей, художников и вообще культурных людей. Культура на таких Днях представлена традиционно лишь танцевальными коллективами северян и детьми, реже - музыкантами, и уж совсем редко (а то и никогда) берут туда писателей со своими книгами и художников с картинами. Считается, что это в наше время ни к чему. Мы только унижаем этим Камчатку. Лишь однажды мне повезло туда «прорваться» с книгами нескольких авторов. Лужков тогда вскрикнул: «О, литература о Камчатке! Наконец-то! Беру всё!»
И остаются до сих пор злободневными слова Пушкина: «Камчатка - земля гористая и печальная…» - таков наш имидж у большинства россиян.
Заключение
Исторические Свято-Иннокентьевские чтения на этот раз дали очень много всем участникам. Чтения о многом заставили задуматься. Спасибо их устроителям и интересным гостям! Хочется надеяться, что и мы им понравились...

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.