Можно ли дать сдачи человеку в погонах?

 
Имеет ли гражданин право на то, чтобы адекватно ответить представителю силовых структур на физические или моральные оскорбления? Российские нормы права, вроде как, гарантируют гражданам возможность самообороны и защиты своих чести и достоинства! Как-то в 2009 году министр МВД Рашид НУРГАЛИЕВ на встрече со студентами университета МВД заявил, что давать сдачи можно. После чего начался вялотекущий спор: можно или нет? Мнения разделились...
 
Слово за слово?
Не так давно в Петропавловск-Камчатском суде слушалось уголовное дело по обвинению по тяжкой статье молодого человека Николая ЛЕБЕДЯ. Он обвинялся в покушении на жизнь и здоровье сотрудника ГИБДД по ч. 2 ст. 318 УК «Применение насилия в отношении представителя власти». Применение насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении лиц, указанных в части первой настоящей статьи, наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет. Судья МАСЛОВА 5 июля с.г. вынесла приговор, по которому ЛЕБЕДЬ получил 2 года лишения свободы.
Остался незаконченным университет. Рухнули многие планы жизни. Автор присутствовал в суде на нескольких заседаниях. Сразу скажу, что, выслушав обвиняемого, родителей и свидетелей, я интуитивно поверил в правоту юноши, но решил поэтапно восстановить суть дела и вот к каким выводам пришёл.
Во-первых, в очередной раз я столкнулся с тем, что в нашей стране есть граждане одного сорта и граждане другого, потому как, если вы дадите по рогам обычному гражданину, то это одна статья. Если же вы посягнете на представителя власти, то ваши деяния подпадают под статьи, которые занесены в Уголовный кодекс как преступления против порядка управления и правосудия. С одной стороны это хорошо: прививает уважение к людям в погонах, повышает престиж государевой службы, с другой, по Конституции мы все равны.
БЫЛА ЛИ ЗАКОННОЙ ПРОВЕРКА МАШИНЫ?
Но вернёмся к конкретному делу. Летом прошлого года Николай ЛЕБЕДЬ со своей знакомой Катей сидел в машине на 8 км в районе магазинов «Арбат» и «Европейский». Пара мирно беседовала, пила кофе. Тут к машине подошел сотрудник ГАИ в форме и попросил документы. На что услышал вопросы водителя, какие нарушения правил он совершил, имеют ли гаишники право так проверять документы? Кто не знает, то сообщаю, что останавливать и проверять документы сотрудники ГАИ имеют право только на стационарных постах. В других местах можно требовать документы у водителей, если последние только что нарушили ПДД (к примеру, превысили скорость, не были пристегнуты ремнем, не включили фары машины). Можно потребовать документы, если на машину есть ориентировка, что должно быть подтверждено сообщением в журнале дежурного.
По версии следствия водитель пытался скрыться, угрожал милиционеру, а также нанес сотруднику ГАИ несколько ударов по лицу. Инспектор получил телесные повреждения средней тяжести (у него была разбита губа, сотрясение головного мозга). После инцидента водителя схватили подбежавшие на подмогу милиционеры, одели наручники (водитель не сопротивлялся) и отвезли в отдел милиции. Проверка в наркологии показала, что Николай был полностью трезв.
ВЕРСИЯ ОСУЖДЕННОГО
Со слов осужденного Николая ЛЕБЕДЯ и других свидетелей, дело происходило иначе. Он сидел с девушкой в машине, к которой подошёл сотрудник ГАИ. Получив отказ на предъявление документов, милиционер попытался вытащить ключи из замка зажигания машины, но ему достался только брелок. После этого последовал удар в скулу водителя. ЛЕБЕДЬ вышел из салона, получил ещё удар и, отмахиваясь, сказал: «Ты что делаешь?» В результате случилась драка, милиционер тоже получил по лицу. По словам ЛЕБЕДЯ, пределов самообороны он не превысил, т.е. не жахнул противника, например, гаечным ключом. Если бы молодой человек не ответил, то сидевшая в машине девушка могла подумать, что её приятель - тюфяк... Момент драки, кроме девушки, видел случайный прохожий. Он концовку стычки даже снял на видеокамеру сотового телефона. Почему-то в суде его показания не учли, а показания сидевшей пассажирки расценены как выгораживание Николая из дружеских побуждений.
КАК ОБОСНОВАТЬ ПРОВЕРКУ ДОКУМЕНТОВ?
Естественно, у следствия возник вопрос: на каком основании ФЕДОРОВ требовал документы у ЛЕБЕДЯ? Как мы уже отметили, основания могли быть законными только при нарушении правил дорожного движения. В итоге выяснилось, что 9 июня 2010 года ЛЕБЕДЬ нарушил ПДД на ул. Пограничной, в районе рынка «КП», выехав на полосу встречного движения (объезжал аварию). Сотрудники ГАИ по телефону позвонили коллегам, чтобы «Тойоту-Левин» задержали. Т.е. ориентировки не было, но был телефонный звонок. Именно он дал право ФЕДОРОВУ подойти к водителю с проверкой документов вне стационарного поста. Николай ЛЕБЕДЬ обжаловал этот факт в суде, но проиграл. Судья поверил гаишникам, а не свидетелям со стороны ЛЕБЕДЯ. Таким образом, решение суда вступило в законную силу и носило обязательный характер для последующих судов. В частности, уголовного суда в связи с избиением ФЕДОРОВА.
ПРИМЕТНАЯ МАШИНА
Николай ЛЕБЕДЬ не был ангелом на дороге и имел кучу всяких нарушений. Где-то скорость превысил, стекла затонировал... Он ездил на достаточно редкой машине. В его «Тойоте-Левин» двери открывались не как у всех, а вверх. К тому же, он покрасил «Тойоту» в фиолетовый цвет. Таких машин в городе было всего две. Не секрет, что порой сотрудники ГАИ ради любопытства останавливают машины, чтобы посмотреть на технику и её владельца. В этом нет ничего предосудительного. В 2007 году я ехал из Хабаровска во Владивосток на «Волге» («ГАЗ-21»). Так меня останавливали на каждом посту... ради любопытства.
Что такое СРЕДНЯЯ СТЕПЕНЬ?
В суде для меня, как журналиста, стала откровением причина, по которой ФЕДОРОВУ поставили диагноз телесных повреждений средней степени тяжести, поскольку все знают, что сотрясение головного мозга относится к легкой степени повреждений. Оказывается, по медицинским инструкциям среднюю степень ставят, если человек пролежал на больничной койке более трёх недель. ФЕДОРОВ пролежал в больнице больше 21 дня, хотя при такой степени повреждений человек может периодически терять сознание, испытывать другие проблемы, ФЕДОРОВ «скорую» не вызывал. Более того, он сопровождал Николая в милицию, вел машину и, со слов ЛЕБЕДЯ, вёл себя как здоровый человек... Вот, собственно, вся история. Один человек проходит теперь тюремные университеты. Последний курс образовательного университета остался незаконченным. Рухнули многие планы. Другой доказал свою правоту через суд. Кто из них прав – не берёмся судить...
Мнение адвоката
Следствие и суд, как полагает адвокат подзащитного Наталья ГЛАДКОВА, проходили с обвинительным уклоном. Само собой, была подана кассационная жалоба. Нет особого смысла перечислять все замечания адвоката на приговор. К примеру, со стороны ФЕДОРОВА был свидетель, бывший сотрудник ГАИ. Последний после созвона с ФЕДОРОВЫМ оказался на 8 км и всё видел. На ходатайства к следствию запросить, с каких номеров SIM-карт прошло соединение между ними и в котором часу, ФЕДОРОВ заявил, что у него несколько карт, а его свидетель вообще отказался назвать номера карт, которыми он пользуется. Самостоятельно запросить такие сведения адвокат не может. Вернее, может, но, скорее всего, получит отказ.
P.S.
Дорогие читатели, прежде, чем ввязываться в драку с полицейским, подумайте, что, во-первых, он может вас застрелить. Во-вторых, свидетели с вашей стороны могут быть расценены как заинтересованные лица. Вы также рискуете получить отказ в удовлетворении ходатайств, а показания людей в форме в большинстве случаев расцениваются как 100-процентная правда (практика дел мировых судов, касаемых лишения людей водительских удостоверений). Справедливости ради надо сказать, что и водители у нас - не сахар. Особенно, выпив, они любят «увольнять» гаишников с помощью крутых знакомых, частенько распускают руки, устраивают потасовки. Тут многое зависит от инспектора. Он может вызвать наряд полиции или защищать своё достоинство в суде. В то же время камчатскими судами за последние три года осуждены несколько милиционеров за избиения граждан. Люди в погонах получили реальные сроки, правда, краевой суд проявил к милиционерам снисхождение и заменил меру пресечения на условную. Нередки случаи прямых оговоров милиционеров. Обычно так поступают люди, пытающиеся запутать следствие...
И всё-таки вопрос остаётся открытым: у нас все равны перед законом, или всё-таки есть люди с белой костью и голубыми кровями?