Николай Сангаджигоряев:«Надо не просто руководить подчинёнными – надо иметь на это моральное право!»

 
Николай Сангаджигоряев – для Камчатки человек новый. Однако его преданности своему делу, в том числе на территории нашего полуострова, позавидовать могут многие. Наше знакомство с ним произошло спустя полтора года после того, как Николай Иванович прибыл служить на Камчатку и вступил в должность начальника управления федеральной службы исполнения наказания России по Камчатскому краю.
 
Буквально с первой встречи он поразил своей решительностью и увлеченностью. Казалось, что, кроме работы, его совершенно ничего не интересует. Возможно, поэтому захотелось узнать этого человека несколько с иной стороны. Но даже когда я пыталась перевести беседу на личные темы, Николай Иванович снова и снова возвращался мыслями к работе. В конце концов, мне стало совершенно ясно, что человек действительно посвятил труду всю свою жизнь. Хотя ничто человеческое этому трудоголику (в хорошем смысле слова) не чуждо…
Корр.: - Николай Иванович, вы, как и все мы, родом из детства. Что вы можете рассказать о своем детстве? Как оно повлияло на вашу жизнь?
Н.Сангаджигоряев: - Я родился 13 ноября 1964 года в городе Элиста, что в Калмыкии. В 1972-ом пошел в среднюю школу №3. В советский период она считалась наиболее продвинутой школой республики: в ней учились и президент Калмыкии, и целый ряд нынешних министров, герой Советского Союза генерал-майор авиации Валерий Очиров и другие.
В школьные годы я активно занимался борьбой, в те времена она называлась классической, играл в футбол, волейбол, баскетбол (несмотря на свой небольшой рост) – все подвижныеи виды спорта. Принимал участие в различных легкоатлетических соревнованиях…
Раньше, в советские времена, мне кажется, подавляющее большинство подростков занималось спортом и физкультурой. Иногда в день удавалось играть в футбол по 3 раза! Утром до школы, вставал в 6 часов утра, играл со взрослыми мужиками, после обеда - с одноклассниками, а вечером – с друзьями.
Еще у нас была популярна игра «минус пять». Это соревнования между командами по выполнению различных элементов на турнике. Увлечение спортом и подобными играми не оставил я и в армии, а спорт до сих пор помогает мне в жизни: дает уверенность в своих силах, в том, что я могу за себя постоять и за близких.
Корр.: - У любого человека есть мечта. С возрастом она меняется. О чем вы мечтали в детстве, что из этого вышло?
Н.Сангаджигоряев: - Как и многие советские мальчишки, в детстве тоже мечтал сначала стать летчиком, потом - военным, чтобы защищать нашу великую и могучую Родину. Но моя судьба резко изменилась сразу после службы в армии, равно как и вся моя жизнь… Я и думать не мог, что попаду на службу в уголовно-исполнительную систему. Однако буквально одна встреча со старым знакомым перевернула всю мою жизнь, а с его подачи я неожиданно для самого себя пришел работать в тюрьму. Потом мне неоднократно предлагали перевестись на различные должности в уголовный розыск (это было в те годы, когда УИС находилась в ведении МВД). Я посчитал, что негоже прыгать с одной службы на другую: раз пришел работать в уголовно-исполнительную систему, значит, надо дальше быть в ней, совершенствоваться, расти в профессиональном плане. Так вот до сегодняшнего дня в ней и остался... С тех пор прошло уже 26 лет!
Корр.: - Очевидно, что у вас, как и любого человека, есть свои четкие жизненные позиции, принципы, есть вещи, с которыми вы никогда не сможете смириться.…
Н.Сангаджигоряев: - Страшно не люблю наглецов. Наглецов и хамов. Особенно, когда кто-то, пользуясь своими физическими данными, иным превосходством, давит на более слабых. Я считаю это недопустимым и никогда мимо подобных вещей не пройду. И не из-за амбиций, а просто по-человечески. То же самое в местах лишения свободы, так называемые лица отрицательной направленности… Мы стараемся не допустить того, чтобы они вели внутри учреждения паразитический образ жизни, используя превосходство для получения каких-то благ через основную массу осужденных. Все осужденные равны и отвечают перед законом на равных, поэтому никто никого подавлять не должен. Такие вещи я всегда жестко пресекал и буду пресекать. Я и сотрудникам своим говорю, что мы все – сотрудники уголовно-исполнительной системы, должны помогать друг другу. Чувство сплоченности и товарищеского плеча должно быть не просто на словах, а проявляться на деле. Тем более, что работа у нас связана с преступниками, отбывающими срок наказания. Если не будет ни соответствующей подготовки, ни соответствующих знаний, конечно, не будет результатов работы, элементарного порядка. А смириться я никогда не смогу с безразличием, предательством интересов службы… К сожалению, нормальные человеческие понятия не в цене…
Корр.: - Насколько я знаю, сегодня в УИС работают действительно только патриоты своего дела.…
Н.Сангаджигоряев: - Да. При встрече с сотрудниками и на служебных совещаниях я говорю, что те, кому наша работа была не по душе, сами по себе отцепились от нашего «вагона». Сегодня остались те, кому интересно продолжать службу. Требования, которые предъявляются к личному составу, – это не моя прихоть, это выполнение тех элементарных задач, которые поставлены перед нами государством. Естественно, от нас должна быть отдача. Я рад признать, что сегодня подавляющее большинство сотрудников выполняют свою работу с достоинством.
Корр.: - Около четырех лет вы служили в Дагестане. Насколько трагичными оказались эти (90-е-начало 2000-х) годы для населения республики, в первую очередь, - семей силовиков. С чем столкнулись лично вы?
Н.Сангаджигоряев: - Когда я был переведен в Дагестан, сразу объехал все учреждения (3 следственных изолятора и 6 исправительных колоний), конечно же, там было очень много недоработок, вопросов, которыми надо было заниматься. 2006 год, я считаю, там был переломным, когда надо было поменять и сознание сотрудников, и их отношение к работе. Очень много было фактов вступления во внеслужебные связи сотрудников со спецконтингентом, тяжелая была оперативная обстановка в учреждениях, там заправляли осужденные отрицательной направленности, было много конфликтных ситуаций. Кроме того, работа сотрудников УИС велась в условиях той сложной обстановки в республике, во время всех этих терактов, буквально уничтожения представителей исполнительной власти (милиционеров, прокуроров и др.)… Конечно, мы были готовы к любым обстоятельствам. Сегодня УФСИН по Дагестану имеет стабильные высокие результаты деятельности. Свои наработки за годы работы в Калмыкии и Дагестане я применяю в своей работе на Камчатке. Проверено годами, что они непременно приведут к положительным результатам.
Корр.: - Почему именно Камчатка? С какими чувствами вы ступили на ее землю?
Н.Сангаджигоряев: - Если честно, то, когда мне в первый раз поступило предложение отправиться в Камчатский край, я отказался. Тогда в шутку сказал, что единственная моя ассоциация с детства - когда в три часа дня по радио передавали: «В Петропавловске-Камчатском – полночь». Когда во второй раз меня настойчиво попросили, я уже не мог отказаться. И поехал, причем, в срочном порядке. Когда прилетел, уже было поздно, но увиденное в городе произвело на меня довольно противоречивые впечатления. Как мне кажется, используя этот ландшафт, можно было спроектировать неповторимый по своему содержанию город. Но об этом нужно было думать еще в прежние годы… А что касается местных красот, я, к сожалению, про них только слышал. За время работы на Камчатке, кроме наших учреждений (колоний и СИЗО), практически ничего не удалось посмотреть. В этом плане я оказался недисциплинированным (смеется). Пока просто не хватает времени. В 2010 году все время занимали наведение порядка, приведение всего в соответствие с предъявляемыми требованиями, некогда было расслабиться.
Корр.: - Сколько процентов времени занимает работа?
Н.Сангаджигоряев: - В последнее время, если честно, я работаю с 8 утра до 2-3 часов ночи. В течение рабочего дня решаю вопросы с сотрудниками, веду переговоры. А ночью, когда спокойно и никто не отвлекает, посвящаю время документам, анализирую обстановку, продумываю поручения… Времени не хватает! Приходится вникать в каждую мелочь. Я должен быть уверен, что задача, поставленная мною, выполняется должным образом.
Корр.: - Такая самоотверженность приносит результаты?
Н.Сангаджигоряев: - На подведение итогов (19 января) приезжал первый заместитель директора ФСИН России генерал-лейтенант Эдуард Петрухин. Он посетил наши учреждения, ознакомился с работой служб, провел ряд встреч: с губернатором, главным федеральным инспектором… В конце этой проверки он поблагодарил нас за то, что работа налаживается, есть уже что показать перед другими регионами. Мы получили положительную оценку своей работы за предыдущий год. Э. ПЕТРУХИН одобрил наши планы на 2011 год.
Корр.: - Я понимаю, что в этом огромная заслуга всего вашего коллектива. Однако у каждого сотрудника есть свой надежный тыл, своя поддержка – семья. Кто поддерживает вас?
Н.Сангаджигоряев: - Семья у меня небольшая: я, моя супруга, дочка и родители. Они живут в Элисте. Супруга, конечно, желала бы присоединиться ко мне, но в Дагестане не получалось - там обстановка такая… А сюда бы она приехала с удовольствием, но теперь за родителями надо смотреть: им часто приходится обращаться в медучреждения. Вот она там и присматривает за ними. Ежедневно поддерживаю с ними всеми связь по телефону. Рассказываем друг другу как прошел день, делимся впечатлениями. Одним словом, переезд супруги сюда остается вопросом открытым. Я использую каждый шанс, чтобы навестить родной дом. Для меня это очень важно.
Корр.: - Как семья относится к такой долгой разлуке?
Н.Сангаджигоряев: - Семья с момента моего переезда на службу в Дагестан уже привыкла. Меня понимают, и я считаю это неоценимой поддержкой со стороны родных. Поэтому огромное им спасибо!
Корр.: - Как вы себя при этом чувствуете?
Н.Сангаджигоряев: - Я, можно сказать, уже привык к спартанскому образу жизни. Не хвалясь, скажу, что для меня долг – превыше всего, честно, как мужчина говорю. Поэтому, несмотря на все желание жить рядом с семьей, я сегодня полностью отдаю себя службе. Служение стране для меня не пустые слова. Честь, совесть, мужское достоинство – для меня понятия жизненные. Я с ними и рос, их мне мама прививала с малолетства. Теперь я и сам считаю, что надо не просто руководить сотрудниками, надо иметь на это моральное право, а все требования сначала предъявлять к себе, с себя спрашивать, чтобы только потом спросить с другого. Это мое кредо по жизни.
Корр.: - А вот случится завтра пенсия, что делать будете?
Н.Сангаджигоряев: - Пенсия – это неотвратимое событие. Рано или поздно мы все уйдем на пенсию, на отдых. Об этом как-то еще серьезно не думал. Пока точно не знаю, чем займусь, но уверен, что отдых на пенсии должен быть активным! Когда человек успокаивается на чем-то, у него сразу начинают проявляться всякие болезни. Я всегда стараюсь занимать активную жизненную позицию, поэтому и на пенсии найду, чем заняться. Статья подготовлена при содействии пресс-службы УФСИН России по Камчатскому краю.