Как мы теряем рыбу, и кому это выгодно?

 
Честно говоря, долгое время не хотелось браться за «перо», услышав результаты освоения прибрежных квот камчатскими рыбаками, озвученные министром рыбного хозяйства Камчатского края Владимиром Галицыным. И не потому, что результаты 48 камчатских рыбопромышленных компаний столь плачевны, а потому, что наш собственный неблагополучный прогноз о динамике развития прибрежного рыболовства России полностью оправдался. казалось бы, о чем теперь еще писать?
 
К слову сказать, после того, как министр озвучил цифры неосвоенных объемов вылова, которые попадут на федеральные конкурсы и, вероятнее всего, уйдут с Камчатки, зал… промолчал. Не было ни возмущения, ни интереса к происходящему со стороны присутствующих на совете рыбопромышленников, никто не задал ни одного вопроса, не попытался оспорить эти цифры и заступиться хотя бы за одну из названных компаний, в числе которых были весьма знатные - например, «Акрос»....
Причина проста: по поводу прибрежки министр может изливать даже не ручьи, а реки слез, говорить массу обидных для рыбаков слов, призывать к совести, чести и достоинству рыбопромышленников, но ни слезы эти, ни слова, ни увещевания ровным счетом ничего не значат для рыбопромышленников. Они живут по другим законам. По законам, которые определила и определяет для нас Москва.
Что мы имеем в сухом остатке? В целом (в т.ч. океаническом рыболовстве) более 45 тыс. тонн водных биологических ресурсов (в числе которых целый ряд видов, относящихся к ценным пищевым) будут исключены из реестра предприятий Камчатского края.
Сергей Тимошенко в период активизации на посту председателя рыбацкого союза разрабатывал для полпредства предложения по развитию рыбопромышленного комплекса Камчатки. в этом документе были озвучены такие цифры: необходимы 40 тонн водных биологических ресурсов (ВБР) на одного жителя полуострова, чтобы Камчатка стала самодостаточной, учитывая, что на одного работника рыбной отрасли приходятся от 8 до 11 рабочих мест на берегу.
Отток населения
За период, предшествующий последней переписи населения, количество жителей полуострова сократилось на 38 тыс. человек. В основном, снова обезлюдело прибрежье. На этот раз его покинули самые стойкие, кто пережил страшные 1990-е годы, кто многие годы оставался патриотом своей малой родины - именно они потеряли последнюю надежду на возрождение камчатского берега.
Эта тенденция справедлива не только для Камчатки. Тенденция оттока населения с Дальнего Востока - общая... Удивительное дело: на камчатском рыбохозяйственном совете рассматривались два вопроса - подготовка к лососевой путине 2011 года и расторжение договоров с камчатскими рыбопромышленными предприятиями в связи с неосвоением ими в течение двух последних лет квот на вылов морских ВБР. Удивительное дело, конечно же, не в том, что рассматривались эти два вопроса, а в том, какая глобальная принципиальная разница была заложена в суть этих вопросов.
Исторические путины
В течение двух последних лет в соответствии с наделенными субъектом Российской Федерации полномочиями о работе комиссии по оперативному регулированию промысла лососей (этот промысел относится к промышленному рыболовству) Камчатка показала чудеса по оперативному управлению промыслом, добившись 100-процентного(!) освоения прогнозируемого наукой вылова. Результаты двух последних лососевых путин являются историческими: достигнут наивысший вылов лососей в течение всего прошедшего столетия. Самое главное - создан очень четкий и чуткий механизм управления промыслом, опирающийся на ежесуточную промысловую отчетность и позволяющий мгновенно (в течение всего нескольких часов, а не месяцев, как было еще несколько лет назад) регулировать промысел, внося необходимые изменения и дополнения, которые определяли либо необходимость добавок новых объемов для промысла, либо, наоборот, сокращения этих объемов и досрочного прекращения промысла.
Методика работы комиссии по оперативному регулированию отработана настолько четко, что поражает воображение, если вспомнить всю ту мороку на промысле все того же лосося, которая происходила несколько лет назад, когда загруженные зелеными американскими купюрами делегации рыбаков и представителей местной администрации отправлялись за добавками в Москву или ловили подписантов необходимого приказа где-нибудь на загульной периферии.
В 2011 году прогноз подходов лосося к камчатским берегам более, чем впечатляющий: возможен новый исторический рекорд. Промысел, как и в 2010 году, будет проходить по олимпийской системе и бассейновому принципу, т.е. определяются цифры примерных объемов в бассейне конкретной реки или группы рек, на которые может заявиться каждый из пользователей, рыбопромысловые участки которых находятся в бассейне этих рек.
Не забыт главный основополагающий принцип камчатской рыбалки - обязательный резерв по всем промысловым видам (от 50% по самой массовой - горбуше с постепенным понижением для остальных видов, объемы вылова которых значительно ниже: кете, нерке, кижучу и чавыче). Освоение более 70% прогнозируемого вылова - это сигнал к перераспределению резерва.
Достояние камчатки
Отрабатывается схема добыча-переработка. В этом году путина будет активна на восточной Камчатке, береговая рыбоперерабатывающая база которой значительно слабее, чем на западной Камчатке, где морозится до 70% добытого лосося. На востоке ситуация примерно противоположная - до 70% лосося принимает и обрабатывает рыбоперерабатывающий флот всего Дальнего Востока. В период рунного хода лосося, когда возникает дефицит приемных мощностей, переработчики начинают диктовать новые договорные условия, которые порой экономически неприемлемы для добытчиков. В данном случае нужна рыбацкая консолидация камчатцев, чтобы совместно противостоять этому насилию, нужен союз бизнеса с властью, нужно общее понимание, что выловленная рыба - это достояние всего Камчатского края, а не только личная прибыль отдельного бизнесмена.
Прибрежка
Давайте вспомним о сути и целях прибрежного рыболовства. В свое время депутаты Госдумы, исходя из буквы и духа основного закона Российской Федерации - Конституции, пытались определить в рамках собственных гражданских позиций и интересов развитие отдаленных территорий совершенно правильно: «Целью прибрежного рыболовства являются поддержание и развитие социально-экономической инфраструктуры прибрежных регионов Российской Федерации на основе рационального неистощительного использования водных биоресурсов прилежащих к их побережью морских районов, составляющих одну из основ жизни и деятельности населения соответствующих территорий».
Что сегодня мы имеем в реальном остатке от этой позиции депутатов и самого государства? Н-И-Ч-Е-Г-О!!! В российском законодательстве нынче, благодаря «деловой» смычке государственных чиновников и депутатов Госдумы, НЕ СУЩЕСТВУЕТ даже понятия, что есть такое в России прибрежное рыболовство. Поэтому каждый под прибрежкой понимает то, что ОН понимает.
Вся коммерческая (в том числе налоговая) деятельность рыбопромышленных компаний прибрежного рыболовства есть великая тайна, до которой тщетно пытаются докопаться министр рыбного хозяйства Камчатского края и все его министерство.
На рыбохозяйственном совете были озвучены цифры мониторинга освоения ресурсов Росрыболовства, которые совершенно не учитывают современную практику ведения прибрежного рыболовства: царство рыбных рантье, не добывающих рыбу, а перепродающих свои квоты по «серым» финансовым схемам, позволяющим этим рантье уходить от налоговых органов и не забивать голову всякими мыслями о создании рабочих мест под каждые 40 тонн выделенных им в долгосрочное пользование прибрежных камчатских квот.
Это один из результатов «деловой» смычки рыбопромышленников-рантье и федералов, который нанес сокрушительный удар по российской прибрежке. Суть идеи была весьма простой: подготовить такой порядок проведения конкурсов по закреплению долей, который позволил бы размазать прибрежные квоты (кусок масла) по такому большому куску хлеба, от которого могли бы откусить все желающие. А потому другая идея - о закреплении долей на вылов ВБР прибрежного комплекса только среди рыбопромышленных компаний, имеющих рыбодобывающий флот, и в строгом соответствии с минимальной нормой вылова на каждое из этих судов, ушла в морской песок.
Таким образом, с одной стороны появились рантье (то есть, обладатели квот без наличия добывающего флота), а с другой стороны - владельцы рыбодобывающего флота, который не обеспечен необходимым минимумом квот. Каким образом эти компании могут покрыть необходимый дефицит квот? Конечно же, скупая квоты у рантье. Но это очень дорого. Поэтому самый верный и надежный путь другой - воровать ресурсы у государства. Здесь также образовалась все та же «деловая» смычка рыбопромышленников и федералов: одни воруют, а другие «крышуют». Благодать!
С какого-то перепугу депутаты Госдумы со всякими разными очередными дополнениями и изменениями внесли в закон о рыболовстве явную нелепость, которая не устраивала ни добытчиков, ни их «крыши»: прибрежное рыболовство - промышленное рыболовство, целью которого является доставка уловов свежих или охлажденных водных биоресурсов для переработки или реализации на территории Российской Федерации.
Стоит ли удивляться, что вся федеральная рыбоохранная и правоохранительная цепочка органов, контролирующих исполнение российского законодательства в области рыболовства, закрыла глаза на эту норму российского законодательства, поэтому сегодня на Камчатке рыба в магазинах и на рынках стоит дороже, чем на материке. А чему удивляться, если добытый прибрежный ресурс вылавливается у берегов Камчатки и тут же продается переработчику из Приморья, который везет мороженый сырец на свой берег (если не в Китай), а оттуда с соответствующей наценкой добытая у берегов Камчатки рыба поступает в камчатскую розницу. Федерал, конечно же, заинтересован в таких метаморфозах: или он получит взятку с килограмма реальных квот, которых у рыбодобытчика раз, два и обчелся, или с сотен и тысяч уворованных у государства и камчатских жителей тонн рыбы.
В итоге и рантье, и государство остаются «с носом» - их квоты, якобы, не освоены, поэтому подлежат изъятию и продаже на аукционах для новых рыбопользователей. На самом деле объемы освоенных прибрежных квот (по ценным пищевым объектам) перелавливаются в несколько раз, о чем в свое время неосторожно предупредил полпреда бывший руководитель местного управления Россельхознадзора Игорь Чернышенко, пытаясь выйти на «деловую» смычку с местными же рыбопромышленниками. Как известно, ему очень даже это удалось - рыбаки до сих пор пугают своих детей камчатским Россельхознадзором.
Головокружение от успехов
Казалось бы, в 2007 году в Москве у федералов, наконец-то, наступило отрезвление, или, говоря словами Иосифа Виссарионовича, закончилось головокружение от успехов. В числе поручений президента России В.Путина были несколько в части прибрежного рыболовства, касающиеся передачи полномочий из федерального центра на места. То есть, в прибрежке могло произойти нечто такое, что произошло с управлением промыслом лососей на территориях субъектов Федерации. Но история, как известно, не имеет сослагательного наклонения. Мы прекрасно отдаем себе отчет в том, что прибрежка тогда может обогащать рыбопромышленников и их федеральные «крыши», когда эта «деловая» смычка действует только во имя уничтожения - уничтожения ресурсов, уничтожения береговой рыбоперерабатывающей инфраструктуры, уничтожения прав населения на природные ресурсы, как основу их жизни и деятельности на территории проживания.
Поэтому ни одно из поручений президента В.Путина по прибрежному рыболовству премьером Российской Федерации В. Путиным выполнено не было.