Нам, камчатцам, все равно, что санаторий, что крематорий!

 
Примерно через 2-3 года на Камчатку обещают притащить первую в мире плавучую атомную теплоэлектростанцию (ПАТЭС). По-другому ее называют атомной станцией малой мощности (АМСС). Разместить плавучий реактор должны в бухте Крашенинникова, где базируется флотилия атомных подлодок, судоремонтый завод (сейчас это ОАО «Северо-восточный центр по утилизации вооружения»).
 
Еще 30 июня 2010 года первый энергоблок был спущен на воду в Санкт-Петербурге Балтийском заводе, однако реактор и турбогенератор пока не установлены, работы по их монтажу будут проходить на плавающем энергоблоке.
Население Петропавловска-Камчатского и ЗАТО г. Вилючинск весьма вяло относится к появлению здесь «мирного» атома. Не слышно ни митингов протеста, ни пикетов... На некоторых сайтах идет вялотекущее обсуждение. И удивляешься, как в других регионах, весьма далеких от нашего полуострова, народ активно протестует против размещения ПАТЭС на Камчатке. Понятно, почему электорат не собирается на митинги «Стратегия 31» и другие. Апатия, пофигизм, будь что будет, мы ничего не сделаем – вот главные настроения российского общества от Камчатки до Калининграда. Как в той поговорке: «нам что санаторий, что крематорий».
В Вилючинске уже полным ходом строят мол для ПАТЭС. На Камчатке ее хотят испытать, а потом построить еще минимум 7 штук. Их можно тащить в Арктику, в страны Африки, т.к. такие станции помимо света и тепла способны опреснять до 240 тысяч л воды в сутки.
В 2010 году митинг против размещения на Камчатке пытался провести местный журналист и эколог Алексей Петров, но ему мэрия не разрешила. Он вывесил только один баннер. Лидер местного «Яблоко» Александр Коншин в прошлом году раздавал литературу, листовки, а в этом году тоже никаких активных действий не предпринимал. Зато как всегда оживлены полицаи. Они обзванивали потенциальных протестантов и выясняли - не планируют ли они проводить в день годовщины Чернобыльской катастрофы чего-нибудь протестного. Уже несколько лет на Камчатке любое самое мирное общественное действо, не говоря про всякие митинга протеста (как против перевода часовых поясов) проходят в тесном окружении повышенного количества ментов и людей в штатском.
26 апреля в Петропавловске-Камчатском только в политехническом техникуме состоялась открытая конференция свободного доступа «Ядерный загар», посвященная 25-летию чернобыльской катастрофы. На нее приглашали ликвидаторов, детей Чернобыля, атомщиков. Ни один не пришел. В аудитории собрались около 20 студентов, для которых другой студент зачитал доклад о Чернобыле, Фукусиме, скомпилированный из Интернет-источников. Когда я у студента попросил доклад скинуть мне на флэшку, «светило» мне категорически отказало, как будто это был гениальный неопубликованный роман.
Пришедший со мной журналист и эколог Алексей Петров притащил с собой целый мешок литературы по «мирному» атому, которую он собирает много лет. Книги и брошюры Петров выложил на стол, но студентов они не заинтересовали, хотя среди книг было немало экземпляров, которые я бы мечтал иметь в своей домашней библиотеке. Они нигде и никогда не продавались. Алексей вспоминает, что однажды в газете «Рыбак Камчатки» он опубликовал статью, которую проиллюстрировал фотографией Вилючинска из космоса (ресурс «Google»). После парня вызвали в «органы» и допытывались, откуда он взял фото. Хорошо у нас не 37-й год...
А. Петров выступил перед студентами и, естественно, высказался против ПАТЭС. Главное, что нарушается принцип - не строить АС в энергодостаточных регионах. На Камчатке переизбыток электроэнергии. И примерно 40 % всех мегаватт, вырабатываемых двумя ТЭЦ, геотермальными и гидроэлектростанциями, попросту не востребованы. Если еще запитать в общую энергосистему атомную станцию, то последствия для местной традиционной энергетики будут весьма плачевными. Также Камчатка не нуждается в опресненной воде. У нас переизбыток чистейшей и вкуснейшей воды. Можно напоить полмира.
Кроме всего прочего Петров затронул проблему подлодок отстоя - действующих атомоходов. Абсолютно никакого общественного контроля за радиационной обстановкой в Вилючинске нет. Все покрыто тайной. Всех, кто проявляет к этому повышенный интерес, сразу берет в разработку контрразведка как потенциальных наймитов империализма. Это уже традиция такая.
Уходя из студенческого класса, я обратил внимание на плакаты с описанием снайперских винтовок, гранатометов, пистолетов. Оказалось, что мероприятие по Чернобыльской катастрофе проходило в классе «Основа безопасности жизнедеятельности». Вот только как снайперские винтовки и «калаши» соотносятся с жизнедеятельностью, для меня осталось загадкой... 

 МБ: Уважаемый редактор, может, лучше про реактор?

Вроде бы и отступать далее некуда, на материке нас уже никто не ждет, а народ как быдло. Каково журналистам выкладываться на грани риска?! На них куда проще наклепать дело, чем на вышедшего на митинг. Жить противно в таком городе!

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании