Радиация на птичьих правах

 
23 апреля на Камчатке открылась весенняя охота на птиц. Разрешена она и в одинаково близких к Японии и Камчатке регионах - Приморье и Хабаровском крае. Наши соседи, рассказывает Интернет, как и руководители охотничьих организаций и обществ других ДВ регионов, уповают на то, что поражённая радиацией японская птица, в основном, полетит через Камчатку, Сахалин и далее на север Магадана и Чукотку. Спорить с ними мы, пожалуй, не рискнём: так оно и будет...
 
Мы с сыном вылетели из Японии 6 марта, т.е. за пять дней до трагедии на «Фукусиме», последние четыре дня до этого пробыв в префектуре Мияги. Интересовались условиями зимовки там наших гусей и уток. Надеялись по возвращении на Камчатку рассказать читателям «КВ» о встречах в Стране восходящего солнца с сотнями истинных не просто любителей, а буквально обожествляющих природу её почитателей. Наши фотокамеры запечатлели сотни подтверждающих это кадров. Побывали мы и на ежегодно проводимом в Японии фестивале, посвящённом Рамсарским территориям.
Ещё три года назад, «катаясь» по японским дорогам, я обратил внимание на то, что, спокойно подпуская к себе машину на 50-40 м, гуси тотчас взлетали, если мы пытались из неё выйти ещё метров за сто либо просто открывали окно. Сейчас же для получения желаемого снимка мне иногда приходилось гусей специально пугать. Птицы за последние три года заметно осмелели. Видя отношение к природе местных людей, удивляться этому мы перестали.
Ещё большей доверчивостью поражали дикие утки. Стоило нашей машине приблизиться к озеру со стаей птиц, шилохвосты первыми торопились к берегу и едва ли не бегом направлялись к нам. За ними степенно вышагивали лебеди-кликуны. Более «стеснительными» были свиязи, хотя у самого уреза воды тоже ждали «подношения» красноголовые нырки и лысухи.
Взрыв на АЭС
А теперь о чрезвычайном – взрыве на атомной станции «Фукусима». Япония, как мы все знаем, является основной областью зимовки камчатских пластинчатоклювых птиц, в т.ч. белолобого гуся, двух видов гуменников и практически всех видов речных и нырковых утиных птиц. Через Японию пролегают миграционные маршруты летящих на Камчатку куликов. Преобладающее число названных выше птиц либо зимуют (утки, гуси) в префектуре Мияги, либо пролетают через попавшую под радиоактивное поражение зону.
Охота на Камчатке
Так как все эти птицы служат основными объектами добычи камчатских охотников по перу, очевидно, что при использовании пораженных радиацией отстрелянных гусей, уток и куликов в пищу, даже при обычном контакте с ними может произойти радиоактивное заражение не только охотников, но членов их семей и других граждан. Конечно, в подобной ситуации необходим запрет в этом году по всей территории нашего края как весенней, так и летне-осенней охоты на мигрирующих птиц.
Об этом я в краткой записке сообщил всем службам, в обязанности которых должна входить забота о нашем с вами здоровье.
«Политические соображения»
С получением этого документа в кабинете заместителя председателя правительства края В.Карпенко собрались представители ведомств, на которые возложена забота о нашем физическом благополучии. Неудивительно, что предупреждение насторожило всех. Обеспокоенный Валерий Николаевич сразу позвонил в столицу г-ну Онищенко и узнал, что главному радетелю за здоровье сразу всей российской нации на жителей Камчатки наплевать, а охоту из «политических соображений» закрывать не стоит. Интересно, что имел в виду наиглавнейший эскулап страны, ссылаясь на эти самые «соображения»?
Чернобыльская дичь
В том документе я не рассказывал, как на второй или третий год после чернобыльской трагедии в зону поражения с целью сбора пресловутых «образцов» животного и растительного мира были направлены три моих знакомых: орнитологи Эдик Дронсейко, мой друг Женя Гусаков и Анатолий (фамилию не помню). Отдельно туда же выехал специалист-охотовед одного из московских главков: его я знал только по фамилии. По возвращении из убийственной командировки очень скоро он стал первым из этой команды покинувшим наш мир, за ним последовал Эдик, а вдогонку ушёл и Анатолий. Дольше всех на земле задержался Женя. Умирал потом очень страшно… Сейчас официально зарегистрированными в качестве погибших чернобыльцев-ликвидаторов числятся 71 человек. Вы думаете, что в том списке есть и названные мной ребята? Или что у их семей на пять-десять рублей выше, чем у других, пенсия? Да этих парней в природе не было!
Как исследовать?
Вот почему в третьем абзаце той записки я написал: «Естественно, что в целях выяснения действительной опасности для жителей Камчатского края мигрирующих охотничьих птиц для исследований потребуется отстрел значительного их количества. Здесь всеми завязанными в этой проблеме ведомствами должны быть предприняты самые серьёзные меры для защиты людей (охотоведов, егерей…), которые будут вынужденно заниматься сбором образцов для исследований».
На том собрании у Карпенко по вполне уважительной причине я не присутствовал. Потом узнал, что от решения внезапно возникшей серьёзнейшей задачи тотчас открестились эмчээсники».. То ли решили, что ситуация эта не столь чрезвычайная, то ли… очень для них опасная. К тому же, было заявлено, что единственный в их службе дозиметр неисправен, а где чинят – неизвестно. Вдобавок оказалось, что должного количества дозиметров на Камчатке нет и не было вообще. В итоге все заботы о здоровье наших охотников зависли в воздухе.
На сегодня сбором необходимых образцов озабочены всего несколько охотоведов и егерей. Каких-либо средств защиты на случай отстрела пораженной радиацией птицы им, насколько я знаю (как когда-то моим бывшим товарищам), не предложено. Если, не дай Бог, такие птицы охотоведам попадутся, а люди получат дозу, виновных искать не будут, или найдут кого-нибудь невиноватого… в должности помельче.
Обращение к охотникам
А теперь я обращаюсь к охотникам. Известно, что все мы, русские, - ребята рисковые. И всё-таки те, кто сможет разумом перебороть собственные эмоции, постарайтесь в этот раз, если выберетесь на природу, приехать не ради добычи гуся или утки. Посидите у костров, послушайте свист утиных крыльев, порадуйтесь впервые в жизни, что птицу вы могли бы, но не стали, не захотели убивать. Как знать, не исключено, что этим вы спасёте не только её жизнь! Сохраните здоровье, даже жизнь, себе и своей семье, может быть, нерождённым вашим детям. Поверьте, без вины виноватые птицы могут принести нам беду небывалую и страшную. Кому совсем невтерпеж пострелять, займитесь отстрелом подлинных врагов живой природы – ворон (но не воронов). Общество охотников зачтёт это вам! Впрочем, ворона тоже можем быть нездоровой. В общем, решайте сами. Иначе останется только уповать на Бога.
Николай Герасимов, орнитолог камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН.

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании