Аркадий КУНИ: "Я православный сын Сварога"

 
На днях исполнилось 55 лет известному камчатскому барду и прозаику Сергею Косыгину. В честь этой знаменательной даты на полуострове собрались все члены творческого объединения «Ещё не вечер», четверть века назад известного каждому камчатцу. Сегодняшний гость «КВ» - бард Аркадий КУНИ, житель Нижнего Новгорода. С Аркадием мы говорим не только о юбиляре, но и многом другом.
 
Корр.: - Зачем ты приехал на Камчатку?
А.КУНИ: - Как это зачем? Друган мой лучший Серёжа Косыгин празднует юбилей - 5-летие, вот мы и собираемся торжественно проводить его на пенсию. У нас вообще странная такая история…
Корр.: - У нас – это у кого?
А.КУНИ: - У творческого объединенья «Ещё не вечер». Нас четыре человека. Так вот, Саня Безуглов идёт первым: его юбилей мы справили в позапрошлом году, мой – в прошлом году, сейчас 55 лет исполнилось Косыгину, а в следующем году будем отправлять на заслуженный отдых Лёву Лысикова.
Корр.: - Значит, начиная с 2009 года, слушатели ходят провожать вас на пенсию по абонементам?
А.КУНИ: - Ага, совершенно верно, как в начале восьмидесятых ходили на Красную площадь по абонементам на похороны генеральных секретарей. Только не надо нас с генсеками путать.
Корр.: - А вы лучше генсеков или хуже?
А.КУНИ: - Нет, мы – другие. Когда мы создавали «Ещё не вечер», делали это для того, чтобы отойти от клуба самодеятельной песни «Камчатка»: нам надоели эти обязательные посиделки по средам, когда Сталина Соломоновна Мишталь требовала, чтобы непременно кто-нибудь из нас присутствовал на сборищах…
Корр.: - Но вы ведь всё равно собираетесь?
А.КУНИ: - Ну да, но мы ведь стали авторами. Вот как раньше были Атос, Портос, Арамис и д’Артаньян, или среди камчатских поэтов Виктор Шевяков, Евгений Сигарёв (царство ему небесное: умер в прошлом году), мой отец Эмиль и этот, как его, известный… ну как его… кто? «Утки хама-хама, ик!»
Корр.: - Георгий Поротов.
А.КУНИ: - Да, Поротов, верно! Так вот, это была четвёрка поэтическая, а потом появилась наша бардовская четвёрка. Так родился «Ещё не вечер» типа клуба «Кому за тридцать», хотя нам тридцати ещё не было тогда.
Корр.: - Всем вместе не было?
А.КУНИ: - Да нет, по отдельности. И вот мы начали делать какие-то совместные концерты, вместе выезжать. Начали с Дальнего Востока: Владивосток, Хабаровск, Биробиджан, потом на БАМ ездили, в Куйбышев, Севастополь…
Корр.: - А кто из вас написал частушку «Приезжаю я на БАМ с чемоданом кожаным, возвращаюсь я домой…...»
А.КУНИ: - С этим самым отмороженным, что ли? Не я: я такого не писал. Точно не писал. Я тебя уверяю. Это не я. Спроси у ребят. Скорее всего, Лёва Лысиков – они с Косыгиным на БАМе всех на уши ставили.
Корр.: - А потом наступили тяжелые времена, и половина из вас с Камчатки эмигрировала?…
А.КУНИ:- Я эмигрировал на свою историческую родину в Нижний Новгород – моя мама там родилась, Лёва поехал в Москву за песнями, а Безуглов с Косыгиным оторваться от Камчатки не могут.
Корр.: - Давай пока помолчим о наших краях. Ты мне вот на что ответь: почему авторская песня начала смыкаться с шансоном и кабацкими ансамблями?
А.КУНИ: - Этот синтез везде: мы ведь не оторваны от мира, а авторская песня вышла из подполья, она же была запрещённой, вышедшей из дворового репертуара или стен кухни.
Корр.: - Пишешь ли ты сейчас песни, которые можно петь только на кухне?
А.КУНИ: - Нет, не пишу. Да, точно не пишу! Я больше не пишу безысходных песен, а многие пишут песни зацикленные, тупиковые, как наш мир. Вот смотри: люди, вроде бы, набрались опыта письменного, языкового, очень хорошо изъясняются, а перед ними – тупик.
Корр.: - То есть, твои песни сейчас характеризуются идиотским оптимизмом?
А.КУНИ: - Наверное, нет: они характеризуются перспективой. Для меня всегда основным было вот что: если это песня, то в ней должен быть нормальный текст, перспективный. У каждого человека наступает период, когда он начинает задумываться для чего он живёт, есть ли у него перспективы. Есть надежда – тогда все хорошо, нет надежды – пошло оно всё в задницу, меня это не интересует.
Корр.: - Значит, песня «Вожак» на стихи Шевякова не имеет перспективы, потому что в конце этой песни – собачья смерть?
А.КУНИ:- Нет, неправильно! Там есть жизнь! И собачка будет довольна, что её убили, потому что она в следующей жизни может стать человеком!
Корр.: - А какая песня несёт оптимизм?
А.КУНИ: - Ну не знаю… Наверно, «С нами Путин и Христос».
Корр.: - Что же не несёт оптимизма?
А.КУНИ: - Вопрос «зачем я живу?», материализм. Вообще люди заматериализовались (Аркадий Куни заметно оживляется – А.П.), настроили городов, сделали перспективу на сто-двести лет, но всё кончается, всё рушится, цепная реакция начинается. Не так! Я сегодня представляю, как должно строиться общество, я вижу картину жизни! Надо быть православным и всё, в общем-то! Могу спеть! Свежую песенку (берёт гитару – А.П.)! Розовым пятнышком день Сварога. Творец созерцает мир, дарит свет. Путь совести расы – от Господа Бога, От рода – корнями уходит в рассвет…...
Корр.: - Ты, наверное, читаешь много научно-популярных брошюрок и газету «ЗОЖ»?
А.КУНИ: - Кому неинтересно – тот не читает, мне – интересно: я в этом нахожу подтверждение, потому что не было у нас образования никакого. Поэтому мы такие уроды! Я хотел бы новую жизнь прожить по-другому. Но уже не получится – я весь засоренный, я не смогу восстановить память предков, без брошюр не смогу.
Корр.: - Если бы тебе нужно было одной фразой объяснить, для чего ты живёшь?…
А.КУНИ: - Потому что я подобен богу, я должен открывать другие планеты… быть владыкой мира, когда дорасту до этого, по крайней мере, для славянина так и делается. Я православный сын Сварога, он православие ввёл, солнышко – это его, он должен заселять эти миры, сегодня мы на земле живём, а завтра где-то ещё – ну космополит я, ё-моё!
Корр.: - А пиво на Камчатке стало лучше или хуже?
А.КУНИ: - Пиво стало хуже, потому что его в пластик наливают. Вообще это всё гадость – и пиво, и всё остальное: были другие напитки, которые нам помогали жить!
Корр.: - Через несколько дней ваша четвёрка выйдет на одну сцену. У вас будет чем удивить слушателей?
А.КУНИ: - У меня будет. Я уже подготовил песню, только ещё написать до конца нужно, и люди будут ей подпевать (снова берёт гитару – А.П.)… Кто он такой Сергей Косыгин? Хотите знать, кто он такой? Он не мираж и не безликий, Не диссидент и не герой...…
А.КУНИ: - Что-то мне последняя строчка не нравится: может, подскажешь, как получше сделать?
Корр.: - Да запросто, Аркаша! Дарю: «Не Бог, не царь и не герой».
А.КУНИ: - А что, здорово у тебя получается. Давай дальше сочинять. Он предпочтёт квартире душной Простые песни у костра, А мы сидим, развесив уши, И подпеваем до утра. Его струя светлей лазури, Над ним – луч солнца золотой.… Так кто же он? Вам скажут: Куни, Безуглов, Лысиков! А то!…
Корр.: - Должен тебе сказать, Аркадий, насчёт лазури у тебя особенно хорошо получилось. Ты настоящий талант!
А.КУНИ: - А то! Почему я, настоящий талант, с тобой сижу и разговариваю – знаешь?
Корр.: - Не-а!
А.КУНИ: - Потому, что я тебя уважаю. Уже двадцать пять лет уважаю. Поэтому мы с тобой и говорим.
Корр.: - Хорошо, я тогда тебя тоже уважаю. И тоже двадцать пять лет. И что?
А.КУНИ: - А то, что мы с тобой уважаемые люди! Поэтому я тебе сейчас пою то, что ещё никто не слышал!
Корр.: - Ну спасибо на добром слове!

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании