"Аметист" забрал второго сына

 
11 марта исполнился месяц с момента пропажи камчатского судна «Аметист». 10 марта губернатор Владимир ИЛЮХИН распорядился приостановить авиационные поиски, поскольку в этом районе рыбачат свыше 70 траулеров, и они будут продолжать поиски в пассивном варианте.
 
11 марта родственники встретились с руководителями правительства и ГУ МЧС, и те пообещали еще раз выделить вертолет, чтобы облететь побережье в районе от Усть-Хайрюзово до Крутогорово. И на этом, похоже, все...
Обещание, что судно будут искать, пока не найдут хоть на дне морском, данное еще при прежней власти, оказалось пустым трепом. У нас давно так: главное - пообещать, а потом можно ничего и не делать.
Все, от кого зависит поиски, видимо, смирились с гибелью краболова. У МЧС, очевидно, попросту нет денег на такие поиски, поскольку час вертолета стоит 100 тыс. руб. Агентство по рыболовству, вроде бы, ни при чем. Пограничники, которые частенько устраивают совместные тренировки с БОХР США, в том числе по поиску и спасению на море кораблей, терпящих бедствие, тоже не обязаны искать «Аметист».
Родственники, конечно, благодарны за те поиски, что были организованы, в том числе двум группам людей на снегоходах, которые в районе Паланы обследовали побережье.
Сомнений мало у кого осталось, что судно покоится на дне. Но разве в таких случаях прекращают поиски? Ведь можно спустить к нему батискаф или подводную камеру, чтобы сфотографировать. Может, тогда станет понятной причина, по которой судно затонуло. Есть же версия, что «Аметист» мог столкнуться с другим судном.... Вдруг «Аметист» принимал топливо, а ему пропороли бок? Не так давно на рейде в корейском порту протаранили судно, а виновник сбежал.
Роковой океан
Родственники исчезнувшего траулера попросили о встрече с журналистами газеты. Среди людей, потерявших родных, был бывший военный моряк и опытный рыбак Геннадий Николаевич Вербицкий. Его два сына пошли по стопам отца. И оба отдали жизни морю. Один был старпомом на судне «Сизиман» и утонул вместе с траулером и еще одним членом экипажа. Второй, 28-летний Роман Вербицкий, работал рефмехаником на «Аметисте».
Геннадий Николаевич рассуждает весьма разумно. Последние координаты судна известны. В случае, если оно пошло на дно, то могло сместиться от этих координат на несколько миль, т.е. квадрат для поисков небольшой. Глубины там не километровые, как в океане. Максимум в Охотском море - 300 с лишним метров. В последней точке позиционирования «аметиста» глубина 202 м. Если прочесывать квадрат эхолотом, то можно прописать на морском дне объект-корабль. Но кто будет прочесывать? Вы верите, что те 70 с лишним судов, о которых нам заявлено, что они будут искать «Аметист», сейчас бросят рыбалку и кинутся на поиски?!
Это долгая и затратная процедура. У эхолота луч узконаправленный. Когда искали сбитый южнокорейский «Боинг», то рыбацкие и военные суда чуть ли не борт о борт шли, прозванивая море эхолотами. Тогда координат не знали, но нашли быстро.
Деньги или солидарность?
В случае с «Аметистом», если каждый из 70 рыбацких судов, находящихся на промысле в Охотском море, пройдет по этому квадрату, то наверняка корабль найдут. Но здесь должна быть команда старшему промыслового района. Он должен командовать капитанами и принимать на капитанском часе доклады от судов: где прошли и что обнаружили. Но, видимо, трудно капитанам оторваться от косяков минтая. Рыбацкая морская солидарность уходит в прошлое. Экипаж «Аметиста» записали в покойники – и ладно. А причины? Да мало ли что! Все склоняются к тому, что судно обледенело, потеряло остойчивость и перевернулось. А дойти до ледовых полей, где меньше забрызгивает, капитан попросту не успел. Поскольку, оказывается, выбирал крабовые порядки в жуткий шторм. Понятно, что заработать хочется всем, но нужно было рубить концы и убегать к кромке ледового поля. Возможно, рыбаки вместо того, чтобы обкалывать лед и бороться за безопасность судна, выбирали порядки. Кто здесь повинен – капитан или жадность судовладельца? Сейчас уже не узнаешь.
Да и знают ли вообще на всех рыбопромысловых судах в Охотском море, что в таком-то районе пропало судно?! Г.Вербицкий говорит, что недавно встречал с морей приятелей из Владивостока. Они рыбачили в том же районе, где и «Аметист». Они только на земле узнали, что там пропало судно, на котором был сын ВЕРБИЦКОГО.
Помощь
Все это говорит о несогласованности действий различных спасателей. По-настоящему искать судно начали только через 10 дней после исчезновения «Аметиста». Гражданские суда поначалу к поискам не привлекали.
Я спросил у родственников, что означает сообщение МЧС о том, что 400 человек получили психологическую помощь по телефону? Получается, в эту «помощь» записали всех звонивших родственников, знакомых и тех, кто просто интересовался «Аметистом»?
Капитан «Аметиста» успел сообщить на судно «Солодчук» вечером 10 февраля, что выбирает 9-й порядок, а после этого: «ложусь носом на волну, пошел во льды». Там он хотел ждать подхода бункеровщика, поскольку топлива осталось мало. А утром 11 февраля «Солодчук» уже не смог связаться по рации с «Аметистом».
Летавшие вертолеты и самолеты ничего не обнаружили. Оказывается, что, если бы и обнаружили, к примеру, тело человека, то на борту вертолета даже не было лебедки, а была альпинистская обвязка. Чтобы спуститься, нужен специально обученный человек, имеющий допуск к такого вида работам. По словам родственников экипажа «Аметиста», даже радиосвязи у вертолета не было с рыбопромысловыми судами...
Когда МЧС получит вертолет?
В августе 2010 года Камчатку посетил В. Путин. На обеспечение его визита сюда пригнали из Хабаровска 5 вертолетов МЧС. В это же время ученые Института географии просили вертолет, чтобы искать пропавшую на Командорах Галину Чуян. С них запросили деньги и вертолет не дали...
Родственникам экипажа «Аметиста» пообещали выплатить по 250 тыс. руб. Типа похоронные. Уже дали по 50 тыс. руб. минус налоги. Странный подход у государства. В сентябре 2010 года прогремел взрыв во Владикавказе. Путин распорядился выплатить родным погибших по 1 млн. руб. Недавно грохнуло в «Домодедово». Родственникам погибшим выплатили по 3 млн. руб., тяжелораненым – по 1,9 млн. руб., а легкораненым - по 1,2 млн. руб. Гибель в море, на работе, стоит в несколько раз меньше, чем, скажем, в аэропорту? Кто-то из родственников пытался задать этот вопрос нашей высокой депутатше и услышал в ответ, что, если будете много требовать, то вообще ничего не получите.
Уголовное дело
Родственники задаются вопросом: почему не возбуждено уголовное дело? Отвечают: «Нет тела – нет дела! Может, уже возбудили, но на момент встречи «КВ» с родственниками (11 марта) дела не было. Следователь задает разные вопросы вокруг да около типа брал ли с собой на судно продукты ваш муж, какого цвета носки у него были и пр.
Почему нужно уголовное дело? Потому, что в рамках именно уголовного дела легче искать доказательства, собирать вещдоки и пр. Например, выяснить, была ли вина владельца судна - КамчатНИРО в том, что на корабле остался лишь аварийный запас топлива. Надо узнать, какие меры принимались по своевременной бункеровке, не многовато ли крабовых ловушек взяли на борт – аж 3000 штук? Как распределялась прибыль от продажи крабов?
Есть ли система поисков?
О спасательном подцентре тоже можно говорить много. Главное, что он без рук и без ног. Выстроенная в советское время система аварийного спасения давно рухнула. Распроданы буксиры, в том числе ледового класса, водолазные боты Камчатского бассейнового аварийно-спасательного управления, растеряны кадры. Непонятно, почему нашему МЧС не выделяют специализированные суда и вертолеты?
Печально осознавать, что в нынешнем государстве Российском судьба пропавших рыбаков мало кого интересует, кроме их родных и близких. Как мало кого интересует причина, по которой утонуло судно. Да, какие-то меры по поиску предпринимались. Но не вовремя и недостаточно. Нет полноценной поисково-спасательной структуры, зато самолеты с оранжево-синей символикой за последний месяц направлялись в Шри-Ланку, Танзанию, Тунис и Японию. А в Охотское море слабо? Да кому оно нужно - холодное, штормовое, с ледяным крошевом. Туда столичные журналисты не полетят, чтобы пиарить генералов-спасателей...
22 марта родственники экипажа «Аметиста» хотят собраться на 40 дней. Кто-то противится этому, т.к. погибшие не найдены. Кто-то верит в последний лучик надежды, что вдруг люди спаслись и живут где-то на берегу в охотничьей избушке. Вдруг кусок ледового поля оторвало и унесло их на льдине... Хотя все поняли, что судна больше нет. Но для многих экипаж «Аметиста» навек останется живым. Он всегда будет ходить по морям, неведомым и недостижимым...