Генплан под грифом "секретно"


70 лет назад столицу полуострова чуть не перенесли в другое место!
(Продолжение. Начало – в «КВ» от 5.08.09 г.).
Город растёт на север
Варианты переноса Петропавловска в другое место не ограничились Тарьинской бухтой – территорией современного Вилючинска. Настойчиво звучали предложения заново выстроить областной центр в районе села Елизово. Этот варинат тоже исходил из уст «руководящих работников»...
В числе доводов в пользу расположения здесь города указывалось на возможность организации на реке Авача речного порта и сплава по этой реке леса для намечаемого лесокомбината. Однако оказалось, что, несмотря на наличие действительно удобных для застройки территорий, город выносить туда было совершенно нецелесообразно: «Это удалило бы город от петропавловского порта и промышленных районов на Авачинской губе на 30 км. Строительство же речного порта невозможно, поскольку река Авача несудоходна. Запасы леса поблизости весьма ограничены и довольно низкого качества, пригодного к частичному использованию лишь для индивидуального строительства».
Градостроители из Гипрогора, правда, угодили пальцем в небо, рассматривая один из вариантов расширения города – в сторону нынешней судоверфи. «Весьма настойчиво предлагалась застройка города в южном направлении на смыкание с посёлком судоремзавода, расположенном на берегу Раковой бухты в 6 км к югу от Петропавловска. По существу это совершенно обособленный крупный посёлок, приобретающий значение сателлита Петропавловска… Связь посёлка с Петропавловском осуществляется по дороге, вливающейся в ул.Ленина в южном конце её. Дорога эта плохая, неблагоустроенная, проходящая по очень трудному рельефу, местами недоступная для проезда. Столь плохие условия связи весьма важного населённого пункта с областным центром и петропавловским портом сделали совершенно актуальным благоустройство этой дороги, и в 1940 году намечено закончить уже начатые работы по новой трассировке этой дороги и шоссированию её. Однако новая трасса проходит по весьма тяжёлому рельефу, делающему невозможной застройку Петропавловска в южном направлении на смыкание с посёлком судоремзавода. Застройка в этом направлении может быть осуществлена лишь на нескольких небольших площадках, разорванных между собой крутыми перевалами и падями».
Правда, не прошло и двадцати лет как Петропавловск слился с посёлком судоверфи. Правда, серьёзные работы по расширению города на юг начались лишь в конце 40-х – начале 50-х годов.
Исключили ленинградские градопроектировщики и возможность развития города в восточном направлении: помимо отдалённости этих территорий от основных центров трудового тяготения (порт, промышленность), исключается также по условиям заболоченности и ветрового режима («труба»).
Камчатский десант Гипрогора пришёл в выводу, что единственным направлением для развития Петропавловска является северное: «Здесь, за сопкой Мишенной, расположены наиболее благоприятные по рельефу и прочим естественным условиям ближайшие к существующей городской застройке территории… Освоение этих территорий позволяет компактно расположить город вокруг сопки Мишенной и соединить с городом растущие посёлки – Сероглазку и Ближний совхоз. При таком решении получается наилучшее обслуживание жилмассивами промрайонов, местоположение которых, в основном, определено требованиями обеспечения их морским транспортом».
Кольца
по-московски
«Располагаясь на склонах живописных сопок, - поэтически мечтают градопроектировщики, - на берегу огромной бухты, окружённой прекрасными горными ландшафтами с дымящимися вулканами, Петропавловск имеет все возможности стать по мере своего роста одним из красивейших городов Советского Союза.
Решающей естественной доминантой в районе проектной городской черты является сопка Мишенная, поднимающаяся высоким куполом к северу от существующего города…
План нового города решён в виде широкого кольца, опоясывающего со всех сторон склоны Мишенной сопки. С юга это кольцо включает в себя существующий АКО-посёлок, с востока – жилой посёлок совхоза, с запада – село Сероглазка. Основной жилой массив города расположен на обширном плато к северу от Мишенной сопки».
Ленинградские архитекторы считали, что склоны Мишенной сопки от посёлка АКО до Сероглазки нужно было исключить из городской застройки. «Однако, имея в виду, что этот район вплотную подходит к промышленному комплексу, расположенному на берегу бухты Сероглазка, и считаясь с необходимостью в условиях петропавловских снегопадов максимально приблизить жильё к промышленности, на этом склоне и вокруг всей бухты Сероглазка организован район индивидуального строительства для промрабочих».
Так как композиция городского плана представляла широкое кольцо, то основную схему городских транспортных магистралей хотели решить в виде двух широких колец: «Первое кольцо проходит среди жилых массивов по ул. Микояна (нынешней ул. Ленинградской – ред.), затем – на север вдоль Елизовского шоссе, затем – на запад к Сероглазке и, прорезав весь индивидуальный район, возвращается на юг к ул. Микояна.
Второе большое кольцо проходит через ул.Ленина мимо порта в старом городе по восточному берегу Култучного озера, далее – на восточный промрайон, затем – по новой магистрали на запад к промышленному комплексу Сероглазки, далее – по низу индивидуального района на юг через промышленно-складской район на западном берегу Култучного озера и обратно к ул.Ленина.
Остальная уличная сеть вкомпанована в эти два основных кольца и только на севере имеет характер, подчёркивающий возможное для дальнейшего развития города направление – вдоль транзитной магистрали Петропавловск – Елизово».
Рельеф определяет застройку
Чрезвычайно сложный и хаотичный рельеф вызвал непростое начертание уличной сетки с большим количеством криволинейно очерченных улиц, диагональных подъёмов и узких кварталов неправильной формы. Петропавловск нельзя было планировать ленинградским квадратно-гнездовым методом.
«Однако, - считают авторы генплана, - несмотря на исключительно сложный рельеф, почти все без исключения улицы получились проезжими с нормальными для автотранспорта уклонами. Для достижения этой цели в проекте устранены все улицы, пересекающие под прямым углом магистральные направления, идущие вдоль горизонталей».
Жилфонд конца 30-х годов был оценен сотрудниками Гипрогора как малоценный. Всего в городе тогда насчитывались всего восемь каменных зданий.
«Дальнейшая застройка города деревянными зданиями совершенно нецелесообразна и может быть допущена лишь как вынужденная мера на ближайшие год-два, но никоим образом не как преобладающий тип строительства».
Каменное строительство в Петропавловске, по мнению градопроектировщиков, могло основываться на использовании местных материалов.
«Хозяйственно-политическое развитие Камчатки предусматривает в дальнейшем организацию железной дороги, в первую очередь, железнодорожной магистрали Петропавловск – Усть-Большерецк. Сложный профиль железнодорожной трассы, особенно на перевальных участках, делает целесообразным проектирование электрифицированных железных дорог».
Строительство первой очереди
«Ближайшие годы явятся для Петропавловска годами развёрнутого строительства новых промпредприятий, жилья и социально-культурной сети. Резкое отставание городского строительства за последние годы – последствия вредительства – должно быть ликвидировано возможно быстрее. Темпы строительства жилья должны быть рассчитаны на обеспечение минимально необходимой жилплощадью как вновь приезжающие кадры рабочих и специалистов, так и современного населения, живущего в весьма тяжёлых жилищных условиях – меньше двух метров жилплощади на жителя…
Население города в ближайшие годы будет продолжать интенсивно расти, главным образом, за счёт строительства и введения в эксплуатацию новых предприятий. Кроме того, значительный приток населения обусловлен строительством ряда техникумов (при большом проценте иногородних учащихся) и увеличением числа транспортных или строительных рабочих…»
После знакомства с генеральной схемой планирования Петропавловска глава городского округа Владислав СКВОРЦОВ сказал:
- Из всех генпланов советских лет, которые я видел, план 1939 года можно назвать самым продуманным и наиболее приемлемым. То, что мы сегодня можем назвать его недостатками, для того времени – большие достижения. Нужно не забывать, что и уровень градостроительства, и техническое оснащение тогда были совсем иными. Не нужно забывать и о том, что государственные экономические приоритеты тогда были расставлены по-иному.
Мне бы хотелось, - подчеркнул градоначальник, - чтобы «КВ» не ограничилась рассказом о генплане 1939 года, а познакомила камчатцев с другими, более поздними проектами развития нашего прекрасного города.
 

Вспомним всех поименно…
Наверное, стоит поименно назвать сотрудников бюро №5 Гипрогора, которые непосредственно исполнили генеральную схему планирования Петропавловска.
Руководитель бюро – архитектор Ю.М.Киловатов.
Его заместитель – инженер-экономист Г.А.Каплан.
Автор проекта – архитектор В.Е.Светличный.
Соавторы: по архитектурной части – архитектор К.И.Бойков, по инженерно-экономическим вопросам – Г.А.Каплан, по вопросам городского транспорта – Я.С. Ротенберг.
Руководитель инженерных разделов – инженер В.И. Ахутин.
Авторы инженерных разделов:
Климат – экономист Г.А. Каплан.
Геология – инженер Линецкий.
Гидрология – В.И.Ахутин.
Водный транспорт – В.И.Ахутин, Г.А.Каплан, П.Л.Золотарёв.
Энергоснабжение – инженер Р.Я.Бриль.
Инженерная подготовка территории – В.И.Ахутин.
Вертикальная планировка – инженер А.П.Евстратов.
Водоснабжение и канализация – инженер И.Б.Песинсон.
Пригородная зона – экономист Бурый, зоотехник Вишняков.
Кроме того, в работе принимал участие инженер-экономист Е.Р.Стрельцов.
Общее руководство работами осуществляла дирекция Гипрогора – управляющий М.И.Лебедев, зам. управляющего по техчасти М.И.Василевский, главный архитектор профессор Витман и главный инженер Н.Я.Бурлаков.
(Окончание следует.)
 

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании