«И каждый сторож брату своему...»

 
В последнее время к личности вашего покорного слуги просто притягивает людей в форме: каждый мой поход в суд заканчивается перепалкой с судебными приставами, которые втолковывают мои права и обязанности, хотя это обязанность судей...
 
16 февраля меня задержали наши доблестные Карацупы из федеральной пограничной службы ФСБ РФ. Скрутили на территории Петропавловск-Камчатского морского торгового порта (ПКМТП), как шпиона. После этого силой привели в отделение пограничной стражи.
Я не пересекал границу ни в ту ни в другую стороны, не лез через заборы, не пытался зайти на пароход с открытой границей. Мне нужно было готовить материал о камчатском пароходстве. После интервью с руководством порта я решил пройтись к причалам порта и сделать пару фотоснимков. Замечу, что на территории ОАО «ПКМТ» нет секретных и военных объектов.
В бюро пропусков мне выписали пропуск, и я пошел по огромной территории морпорта. В какой-то момент ко мне подошла камуфляжная барышня и потребовала паспорт. На мой вопрос, зачем, ведь я уже предъявлял его в бюро пропусков, или, может, я что-то нарушил, вразумительного ответа не последовало. Правда, женщина сообщила, что она прапорщик федеральной погранслужбы ФСБ РФ Светлана Мартыненко.
Признаюсь, мне ничего не стоило предъявить паспорт, но, честно говоря, достало постепенное превращение страны в зону строгого режима, где без паспорта не выйти из дома, где в каждом магазине в тебя всматриваются как в потенциального вора глаза охранников, где шмонают и прогоняют через рамки металлоискателей там, где террористы и проходить-то не станут: можно поискать неохраняемые двери...
Оставив пограничницу, я пошел по пирсу, делая фотоснимки. Вскоре девушка вернулась с прапорщиком Сергеем Гамовым. Ему я тоже отказал в предъявлении паспорта. Затем на подмогу по рации пограничники вызвали старшего прапорщика Бориса Резяпова (удостоверения служивые предъявили) и старшего прапорщика Медяника. Потом на помощь прибежал капитан Алексей Рябцун. По рации поступила команда «Задержать!» Так зеленые фуражки, подхватив под руки, потащили меня в отделение. Весь процесс я записывал на диктофон, а погранцы, видимо, испытали настоящий драйв от задержания «нарушителя» или «шпиона».
Никогда не думал, что в порту столько пограничников... Целых три этажа в одном подъезде. Из кабинетов вышли два майора и тоже пожелали увидеть мой паспорт. Я требовал обоснований и объяснений, за что задержан, какими документами пограничникам дано право требовать на территории всего порта паспорта у людей. Тогда мне сунули под нос Закон «О государственной границе» и сообщили, что весь порт - это пункт пропуска через госграницу, а я не выполнил законное распоряжение пограничников.
Кстати, в законе статья 23-я гласит: «Порядок въезда (выезда) лиц, транспортных средств… в пунктах пропуска через государственную границу... Въезд в пункты пропуска через государственную границу и выезд из них лиц… осуществляются в специально выделенных для этих целей местах по пропускам, выдаваемым администрацией аэропортов, аэродромов, морских, речных портов, железнодорожных, автомобильных вокзалов и станций, других транспортных предприятий по согласованию с пограничными органами и пограничными войсками».
Например, есть аэропорт «Домодедово», в котором отведена специальная зона таможенного и пограничного контроля. Конечно, можно сказать, что аэропорт является пунктом пропуска через границу, но там все-таки выделена для этого специальная зона. Я не подозревал, что пограничники могут в любой точке аэропорта подходить к людям и требовать паспорта. Я всегда думал, что проверка документов проводится в определенных местах...
В общем, около часа меня продержали в пограничном коридоре, при этом почему-то запрещали читать документацию на стенде, где висели фамилии пограничников, оштрафованных за нарушения правил дорожного движения. Попить воды и в туалет водили под конвоем. Носители зеленых фуражек дали мне приказ гендиректора ОАО «ПКМТП» о пропускном режиме. Правда, в нем ни слова не сказано о праве пограничников требовать паспорта на всей территории порта.
В итоге пограничные сторожа вызвали милицию. Прибыл оперуполномоченный ЛОВДТ капитан милиции Павел Рудаков. Мы вышли на улицу. он сказал, что спорить мне было бесполезно… И предложил попить чаю.
Линейный отдел занимает примерно 6 кабинетов. 28-летний кэп рассказал, что у них не так давно сократили в ЛОВДТ дежурную смену: 3 смены по 3 человека и несколько милиционеров патрульно-постовой службы, прикрепленных к морпорту. В кабинете есть компьютер и сканер, но нет телефона. Еще я услышал, что зарплата прапорщика погранслужбы может достигать в среднем 130 тыс. руб. в месяц и выше. Офицеры с выслугой и званиями получают под 200 тыс. руб. В милиции получают по 40 тыс. руб. с лишним (не забывайте, что на Камчатке северный коэффициент). Один мой знакомый устроился в погранслужбу и уже два года служит в звании прапорщика, получая 120 тыс. целковых в месяц, не считая квартальных премий и 13-х зарплат. Он как-то мне сказал: «Не хочу другой работы: желаю до пенсии быть прапором ФСБ. люблю Путина!» За такие коврижки можно и ОБАМУ полюбить...
Скорее всего, после теракта в «Домодедово» ЛОВДТ будут увеличивать, хотя вряд ли в этом есть нужда. В порту практически нет криминала: пропажи из контейнеров - крайняя редкость. И менты-линейщики скучают без настоящей работы. Как, наверное, скучают и пограничники. Может, поэтому КАРАЦУПЫ нашли себе работу в том, чтобы проверять у всех паспорта? А те, у кого требуют документы, думают что так и надо. Вертухайщина и страх перед погонами у нас сидят в генах и вытравятся нескоро.
В конце нашей беседы милиционер все же попросил откопировать мой паспорт: вдруг пограничники спросят, узнал ли он мою фамилию? Взамен я попросил его сфотаться на память. После этих встреч я еще немного побродил по морпорту и везде натыкался на таблички таможни, санитарной службы, карантинной, ведомственной охраны, госконторы «Морская администрация порта», миграционной службы и т.д. Короче, в сравнении с количеством тех, кто собственно работает: стивидоры, докеры, крановщики и разнорабочие, получается нехилая контролирующе-управляюще-надзирающая орда. Плюс погранцы и милиционеры. Если в каждом городе РФ вывести на главные площади тех, кто при погонах: военных, чекистов, ментов, прокуроров, приставов, службу исполнения наказаний, следственный комитет, погранцов, МЧС, то население каждого города будет очень сильно удивлено. Я не беру во внимание чиновников... Все эти структуры - на шее бюджета. В нынешней нелучшей для страны экономической ситуации это выглядит, как гиря на шее утопленника, вместо спасательного круга. Грустно все это. Я понимаю, что работы мало, людей надо куда-то пристраивать, но тогда давайте хоть зарплаты бюджетников-несиловиков уравняем с людьми в погонах. Неужели учитель, отпахавший две смены в школе, сорвавший голос и получивший нервный тик, меньше работает, чем тот же прапор, продремавший свои 8 часов на боевом посту?
Вспомнились строки Игоря Губермана:
«Россия безнадежно и отчаянно сложилась в откровенную тюрьму, где бродят тени Авеля и Каина, и каждый сторож брату своему...»

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.