Шемякин суд?

 
24 декабря 2010 года завершился тянувшийся практически полгода судебный процесс над группой сотрудников уголовного розыска, обвинявшихся в превышении должностных полномочий (пп. «а», «б» ч. 3 ст.286 УК РФ).
 
Двое оперуполномоченных ОРЧ-2 УВД по Камчатскому краю Александр НОВИКОВ и Александр ПОПЛОВ осуждены к 4-м годам лишения свободы, оперуполномоченные ОУР УВД по Петропавловску-Камчатскому Леонид ШУЛЬГА и Руслан БУРЗЯЕВ - к 3,6 годам лишения свободы. Все - с лишением права после отбытия наказания занимать должности рядового и начальствующего состава в правоохранительных органах РФ сроком на 2 года.
Если зло наказано, а справедливость восторжествовала, почему, спустя месяц после оглашения приговора, страсти по данному процессу не только не утихают, но разгораются с новой силой? Людская молва и интернет изобилуют критикой в отношении приговора, вынесенного судьей Н.БОРИСЕНКО. Некоторые даже назвали этот процесс Шемякиным судом, т. е. ангажированным, тенденциозным и несправедливым. Наши журналисты попытались разобраться в этой непростой ситуации.
ЧТО ДУМАЮТ ЛЮДИ?
По мнению очевидцев, участвовавших в судебных заседаниях, результат процесса был изначально предрешен. Как свидетельствуют те, кто присутствовал на большинстве заседаниях, суд не скрывал в той или иной форме своего отношения к подсудимым и стороне защиты в целом.
Наши читатели считают, что с коррупцией и негативными явлениями в правоохранительных структурах бороться надо, и это соответствует категорическим заявлениям главы государства Дмитрия МЕДВЕДЕВА. Вот только, как высказался один из читателей «КВ», эта борьба не должна перерасти в очередную кампанейщину, и уж точно не должны страдать невиновные. В судебной системе это тем более опасно. Судьи в нашей стране независимы и подчиняются только закону, но судьи - люди, которым не чужды человеческие слабости... Желание выслужиться и иные интересы толкают некоторых на вынесение несправедливых приговоров, а это может стоить кому-то жизни... Но не будем упражняться в риторике, а обратимся к фактам и событиям, исследование которых привело к обвинительному приговору.
ФАБУЛА ДЕЛА
Весной 2009 года в милицию обратилась жительница краевого центра с заявлением о хищении у нее сотового телефона «Самсунг» и золотых изделий. Сотрудниками уголовного розыска было возбуждено уголовное дело, и начались следственно-оперативные мероприятия. В поле зрения оперов попал ранее судимый ГОРЮНОВ (фамилия изменена - прим. авт.), у которого действительно вдруг появился сотовый телефон, который ГОРЮНОВ успел передать или продать другому человеку. Началась отработка рабочей версии...
НОЧНАЯ ЖИЗНЬ ГОРЮНОВА
2 июня 2009 года ГОРЮНОВ дважды приглашался в УВД Петропавловска-Камчатского для выяснения дополнительных обстоятельств по делу. Примерно в 23 час. 2 июня 2009 года, со слов оперуполномоченного А.НОВИКОВА, ГОРЮНОВ после общения с ним был отпущен домой. В то же время ГОРЮНОВ во время разговора с сотрудниками УР почувствовал, что милиционеры что-то узнали про него, а время нахождения его на свободе, может быть, уже исчисляется часами. Кстати, есть свидетельские показания, что ГОРЮНОВА утром 3 июня снова видели у здания петропавловского ГУВД. Со слов одного из свидетелей, на работе ГОРЮНОВ появился только около 18 час. 3 июля. Выглядел он уставшим и рассказывал всем, что его всю ночь били в милиции, надевали наручники и душили полиэтиленовым пакетом, требуя признаться в преступлении, которого он не совершал. ГОРЮНОВ при этом пристально всматривался в лица тех, кому рассказывал эти страшилки, будто пытался определить: поверили ли ему?
На работе ГОРЮНОВУ, конечно, поверили. Тогда «пострадавший» решил пойти дальше и написать заявление в прокуратуру, видимо, полагая, что ему и там поверят. Может быть, он в прошедшую ночь для этого свой сотовый отключил, чтобы история выглядела правдоподобнее. А что? Если в прокуратуре поверят, есть возможность хотя бы на время уйти от ответственности за преступление, да и от пристального внимания милиции.
ЗЛОЙ УМЫСЕЛ
Ранее судимый ГОРЮНОВ, как утверждает сторона защиты, рассчитал все верно. Ему в прокуратуре поверили! Он даже не ожидал такой быстрой реакции от сотрудников прокуратуры и следственного комитета, которые с рвением взялись за дело милиционеров. Телевизор-то все смотрят и видят, какой настрой у государства к переменам, хотя бы в той же милиции. Значит «невинной жертве» и веры больше. Пусть оправдываются уже милиционеры! Так закрутилось дело вокруг сотрудников милиции. В одночасье они превратились в подозреваемых. Начались проверки, следственные мероприятия, допросы, очные ставки, выезды на место происшествия и т.д.
СТРАННОСТИ СУДМЕДЭКСПЕРТИЗЫ
Конечно же, в первую очередь, ГОРЮНОВА направили на судебно-медицинскую экспертизу. Кстати, как считает защита, судья Н.БОРИСЕНКО во время судебного следствия не захотела разобраться в тех повреждениях, которые имелись у ГОРЮНОВА на теле, а самое главное - в механизме их образования. ГОРЮНОВ заявил в суде, что его по голове не били, при этом, согласно выводам экспертизы, у него были обнаружены закрытая черепно-мозговая травма и сотрясение головного мозга. Странно, но вопросы о том, как и когда образовались эти травмы, эксперту вообще не ставились. Тогда защитой были предприняты усилия по проведению в отношении ГОРЮНОВА независимой судебно-медицинской экспертизы. Как ни странно, она существенно отличалась от первой экспертизы.
Как утверждается, на суде был опрошен нейрохирург, который, изучив материалы уголовного дела, заявил, что ГОРЮНОВЫМ была симулирована черепно-мозговая травма (ЧМТ). Оказывается, ГОРЮНОВ ранее получал черепно-мозговую травму, что не было отражено в первой экспертизе. Хотя все сомнения ложатся в пользу подсудимых, у суда вопросы и сомнения по первой экспертизе почему-то не возникли.
Между тем, вопросы все же были. К примеру, как судмедэксперт готовил свое заключение №1931 от 27 июля 2009 года (по постановлению следователей), если клинические исследования не проводились, а сам эксперт не смог прочитать в полном объеме информацию в медицинской карте ГОРЮНОВА? Такое заключение эксперта следовало вообще исключить из перечня доказательств как недопустимое. Вполне возможно, что третья экспертиза решила бы все спорные вопросы двух предыдущих.
СУДЬЯ НЕ СОМНЕВАЕТСЯ
По свидетельствам очевидцев, судья БОРИСЕНКО заявила, что у нее нет оснований сомневаться в первой судмедэкспертизе. Создалось впечатление, что исход судебного процесса ей был понятен изначально. Как утверждают те, кто присутствовал в судебных заседаниях, в зале царила нервозная обстановка. Как заявил один из участников процесса, к мнению адвокатов милиционеров суд особо не прислушивался. Это касалось ходатайств о допросе понятых и свидетелей, наличии второй экспертизы, необходимости допроса судмедэксперта и т.д.
Ходатайство стороны защиты о проведении следственного эксперимента судом тоже было отклонено. Утверждается, что участники процесса слышали иронию в свой адрес. Так, у обвиняемого НОВИКОВА суд спросил о том, не хочет ли он здесь прилечь и провести эксперимент прямо в зале суда. В ответ НОВИКОВ согласился, т.к. по комплекции примерно похож на «потерпевшего». Судья это предложение отклонила, видимо, это показалось ей недопустимым. Следственный эксперимент, по мнению защиты, мог бы ответить на ряд важных вопросов, но его так и не провели.
НЕСТЫКОВКИ
Наличие у ГОРЮНОВА следов от наручников с применением «ласточки», якобы, использованной в ту злополучную ночь милиционерами в одном из кабинетов УВД Петропавловска, у защиты тоже вызывает сомнения. По версии ГОРЮНОВА, ему завели руки за спину, надели наручники, завели ноги, одетые в сапоги, под руки, после чего били. У суда не возникло сомнений по поводу того, что такие показания ГОРЮНОВЫМ могут использоваться как способ защиты и элементарного желания уйти от уголовной ответственности, ведь опыт криминального прошлого у него уже имелся. По мнению специалистов, после таких манипуляций наручники должны впиться в кожу и ее прорезать, а кисти рук получили бы отечность в результате передавливания сосудов. Но этих признаков обнаружено у ГОРЮНОВА не было.
КОММЕНТАРИЙ АДВОКАТА
Сторона защиты отмечает, что в этом судебном процессе суд вообще мало что интересовало. К примеру, как свидетельствует адвокат Елена ПОНОМАРЕВА, отстаивавшая интересы подсудимого НОВИКОВА и А.ПОПЛОВА, суду было подано 50-60 ходатайств различного содержания, в том числе об исключении недопустимых доказательств, вызове и допросе дополнительных свидетелей, проведении эксперимента, свидетельствующего, каким образом потерпевшим ГОРЮНОВЫМ была сломана ножка стола в тесном и заграможденном кабинете и т.д.
«Если 10% ходатайств судом удовлетворены, то это хорошо», - утверждает Е.ПОНОМАРЕВА. Адвокат сообщила «КВ», что протокол судебного заседания в части дачи показаний потерпевшего ГОРЮНОВА разнится с тем, о чем и как говорил ГОРЮНОВ в суде. В протоколе судебного заседания показания ГОРЮНОВА выглядят гладкими и красивыми. «Если прочитать стенограмму судебных заседаний, - говорит ПОНОМАРЕВА, - то, кроме как «не помню», «не видел», ГОРЮНОВ почему-то не в состоянии был что-то внятное произнести. Может быть, в силу малообразованности и имеющихся признаков отклоняющегося поведения? Не поэтому ли со стороны суда и представителя государственного обвинения ХРОМУШИНОЙ в адрес ГОРЮНОВА постоянно звучали уточняющие вопросы, смысл которых ему был едва ли понятен? Доходило до того, что во время судебных заседаний гособвинитель на глазах удивленной публики разговаривала с ГОРЮНОВЫМ и явно чему-то учила его.
ХРОМУШИНА могла во время судебного заседания взять перерыв, чтобы подготовить мнение по заявленному ходатайству стороны защиты. Затем возле зала суда она продолжала беседовать с ГОРЮНОВЫМ. Невольно складывалось впечатление, что гособвинитель фактически подменила собой представителя потерпевшего. Этих и подобных случаев в судебных заседаниях было предостаточно, что уже не может свидетельствовать о состязательности в судебном процессе. При этом защитников подсудимых милиционеров постоянно ставили в жесткие рамки: то вопросы снимались, то звучало обвинение в некорректности и т.д. «Я могу утверждать, что адвокаты подсудимых испытывали со стороны судьи и гособвинителя настоящий прессинг, что не допускается уголовно-процессуальным законом. Значит, объективного судебного следствия, как такового не было», - заявляет Е.ПОНОМАРЕВА.
Помимо этого, суд не обратил внимания на серьезные нарушения со стороны следователей во время предварительного следствия. Это изложено адвокатом ПОНОМАРЕВОЙ в жалобе на имя руководителя следственного комитета при прокуратуре РФ А.БАСТРЫКИНА и руководителя СУСКП РФ по Камчатскому краю. Материалы уголовного дела по свидетельству адвокатов пестрят всевозможными дописками. Кроме того, если брать во внимание материалы уголовного дела, то заявитель ГОРЮНОВ одновременно находился при осмотре места происшествия и на судебно-медицинском освидетельствовании. Но как такое может быть? Вопрос остался без ответа. Вопрос о том, почему в уголовном деле имеются множественные дописки в различные протоколы, что также является грубейшим нарушением УПК, до настоящего времени остается без ответа.
ПРАВ ТОТ, У КОГО БОЛЬШЕ ПРАВ?
Пожалуй, самое главное, что не получило своего подтверждения ни на предварительном, ни в судебных заседаниях: никто из сотрудников дежурной части УВД Петропавловска-Камчатского после 22 час. не видел ни А.НОВИКОВА, ни А.ПОПЛОВА, ни, тем более, ГОРЮНОВА. Если кто-то хоть однажды посещал здание УВД, расположенное на ул. Партизанской, мог убедиться, что, поднимаясь по ступенькам на первый этаж, сразу упираешься в большое прозрачное окно дежурной части. Незамеченным проскользнуть невозможно! Руководители городского уголовного розыска, которые около 23 час. делали обход здания и проверяли надежность закрытых дверей кабинетов сотрудников, тоже ничего подозрительного не обнаружили. Данный факт имеется в их показаниях.
По мнению суда показания свидетелей и ГОРЮНОВА согласуются между собой и подтверждены доказательствами, значит, ГОРЮНОВУ нет оснований не доверять. Суд и не скрывает, что в основу обвинительного приговора положены показания ГОРЮНОВА. Это прямо указывается в приговоре. Вот только адвокаты считают, что серьезные сомнения по уголовному делу милиционеров и приговору так и остались неразрешенными, значит, вина сотрудников милиции не доказана.
Что касается Л.ШУЛЬГИ и Р.БУРЗЯЕВА, они и не скрывают, что в ночь со 2 на 3 июня 2009 года работали в здании УВД по своему уголовному делу, которое не имело никакого отношения к делу ГОРЮНОВА. Разрешение на то у них имелось. Есть предположение, что следователи СК перед опознанием тех, кто бил ГОРЮНОВА, показывали ему фотографии сотрудников милиции. Если это так, то это, мягко говоря, вызывает недоумение. Во-первых, если это имело место, действия следователей следует расценивать по-другому, во-вторых, зачем ГОРЮНОВУ показывать фотографии оперов, если он днем того же дня уже встречался с ними в здании городского УВД? Встречи ГОРЮНОВА с милиционерами были и до этого, поэтому «потерпевшему» нетрудно было запомнить номера кабинетов и их внутреннюю обстановку.
ЧТО СКАЖЕТ КРАЕВОЙ СУД?
Адвокаты уверены: дело милиционеров шито белыми нитками. Они считают, что приговор основан на косвенных уликах и предположениях. Но чего ни сделаешь ради показной чистки в рядах милиции? Если на этот счет и установка имеется... В то же время осужденные сотрудники милиции и адвокаты верят в высшую справедливость и профессионализм коллегии по уголовным делам Камчатского краевого суда, куда уже направлена кассационная жалоба. Под пристальным вниманием общественности находится жалоба тогда еще подсудимых А.НОВИКОВА, А.ПОПЛОВА, Р.БУРЗЯЕВА и Л.ШУЛЬГИ, которые направили ее в квалификационную коллегию судей Камчатского краевого суда в отношении судьи БОРИСЕНКО. Журналисты «КВ» и других СМИ внимательно следят за развитием этого непростого дела.
Подробности и оценка происходящих событий - в следующих номерах «КВ».

Уважаемый, Сергей Ямпольский! Название Вашей статьи "Шемякин суд?" и весь ее смысл и содержание, попадает прямо "не в бровь, а в глаз"! Смысл нашей жизни заключается в самой жизни, а не в ее существовании. А суд, надо полагать - это не карательный орган, выносящий только обвинительные приговоры, а инструмент для выявления истины в процессе суда и принятия законных и справедливых  постановлений. Приговоры должны выноситься не "на основании косвенных улик и предположений", а на подтвержденных фактах и неопровержимых доказательствах. Как видно из статьи, адвокат Е. Пономарева заявляет: "адвокаты подсудимых испытывали настоящий прессинг со стороны судьи и гособвинителя, что недопускается уголовно-процессуальным законом, значит объективного следствия, как такового не было". Верша суд от имени Российской Федерации, необъективным следствием, а следовательно и необъективным решением суда, подрывается авторитет самого государства и Гаранта прав и свобод личности и Конституции РФ - президента России Дмитрия Медведева. Хочется верить что, высшая судебная инстанция восстановит справедливость, а доброе имя и честь невиновных милиционеров будет восстановлена!

По долгу службы, сотрудники криминальной милиции и уголовного розыска всегда находятся - на грани, на краю. Именно оперуполномоченные уголовного розыска, являются самым незащищенным слоем милицейского общества. Они реально, на деле, а не на словах, ежедневно рискуют своей жизнью, подставляясь под пули и ножи злоумышленников, обеспечивая защиту общества и жителей города от преступной деятельности и посягательств на их жизнь, здоровье и личное имущество. Ведь именно благодаря их усилиям "любимый город может спать спокойно". И когда случится беда,  в первую очередь зовут - милиция, помогите! К сожалению,  за реальные риски своей жизнью, кроме наград - получают реальные сроки. Получается, что у сотрудников милиции имеются только обязанности и никаких прав. Ведь они лишены возможности защищать себя и свои права. Адвокаты считают "что дело шито белыми нитками". Выходит, что во время следствия и судебного процесса, мнения и высказывания адвокатов, подсудимых и свидетелей не принимались во внимание. Когда у милиции остаются только обязанности и никаких прав - это приводит к серьезным перегибам. А судебные ошибки, совершенные в силу разных причин и обстоятельств, слишком дорого обходятся людям - ломают жизнь и судьбы их самих, родных и близких им людей. Сколько людского горя, обид на несправедливость, слез матерей, жен и детей стоит за такими ошибками!!! Считаю,  что, рассмотрев кассационную жалобу осужденных сотрудников милиции, коллегия Камчатского краевого суда вынесет справедливый вердикт!

Как можно осудить четверых сотрудников уголовного розыска, взяв за основу приговора заявление неоднократно судимой личности, имя которого не называется, видимо, по этическим соображениям. Как дальше милиционерам защищать свой народ и закон, если честь добросовестных и заслуженных милиционеров, их товарищей по нелегкому труду, можно унизить  вынесением обвинительного приговора, только со слов "уголовной личности", без надлежащих и подтвержденных доказательств? Кто ответит на этот вопрос?

Мы благодарны  редакции газеты "Камчатское время" и автору статьи Владимиру Ямпольскому за то, что не остались равнодушными к судьбам четверых сотрудников уголовного розыска и высказали свои комментарии в отношении необъективного судебного процесса над ними, на  страницах вашего издания! Надеемся на торжество закона и справедливость правосудия!

Хочу воспеть Свободу миру, на тронах поразить порок. Владыки! Вам венец и трон дает закон, а не природа! Стоите выше вы народа - но вечный выше вас Закон! (А.С. Пушкин, ода "Вольность"

А как же основной принцип законности - презумпция невиновности?

Силен не тот, кто не упал - а тот, кто падал и вставал. Как важно вовремя успеть - похлопотать, плечо надежное подставить! И знать, что будет так и впредь. Чтоб запоздалая вина, не истязала наши души. Всего то надо - научиться  слышать того, чья жизнь обнажена...

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании