"Хобот слона"

 
Среди множества морских беспозвоночных животных, с давних времен используемых человеком в качестве объектов питания, важное место занимают двустворчатые моллюски, которые во многих странах относят к числу ценных промысловых объектов.
 
Несмотря на то, что наиболее массовыми и широко известными среди них, безусловно, являются морские гребешки, устрицы и мидии, во всем мире неуклонно растет вылов самых различных двустворчатых моллюсков (например, в Японии добывают около 90 их видов), в том числе зарывающихся в грунт. Они традиционно пользуются большим спросом в странах Юго-Восточной Азии, где их употребляют в пищу, в основном, в сыром виде. Один из самых дорогостоящих и диковинных представителей таких моллюсков – панопея, более известная в англоязычном мире как гиодак или гуидак, а в Китае и Гонконге – как королевский моллюск или моллюск «хобот слона».
Это необычное существо встречается в тихоокеанских водах Северной Америки от Калифорнии до Аляски, обитая от приливно-отливной зоны до глубины около 20 м преимущественно на песчаных и песчано-илистых грунтах. Гиодаки закапываются в песок на глубину до 1 м (в отдельных случаях и глубже), поэтому добывать их весьма непросто. Размеры гиодаков поражают: раковины наиболее крупных особей достигают в длину 23 см, а масса тела – 2-3 кг. Среди местного населения ходят слухи, что попадались экземпляры весом 5 и даже 7 кг. Гиодаки считаются самыми большими из закапывающихся двустворчатых моллюсков. Внешность гиодаков довольно своеобразна. Створки их слегка закругленной раковины смыкаются друг с другом неплотно, в связи с чем спереди и сзади имеются большие зияния. Поскольку моллюск практически всю свою жизнь проводит, довольно глубоко зарывшись в грунт, у него чрезвычайно развиты массивные мускулистые сифоны, которые могут сильно вытягиваться в длину и не помещаются внутри раковины. Слегка выставляя кончики этих сифонов из грунта, находящийся на глубине в несколько десятков сантиметров гиодак с их помощью прогоняет через себя воду, в которой содержатся необходимый ему для дыхания кислород и объекты питания. В вытянутом состоянии подвижные сифоны моллюска с морщинистым покровом очень напоминают хобот слона, за что он и получил одно из своих названий.
Помимо огромных размеров, гиодаку свойственна невероятно большая продолжительность жизни. По оценке ученых она достигает 150-160 лет. Причина такого долголетия – крайне низкий обмен веществ, в связи с чем этот моллюск способен по несколько недель жить при очень малом содержании кислорода в воде или даже при его практически полном отсутствии. В такие периоды обмен веществ резко снижается, а необходимый для жизнедеятельности кислород гиодак может получать путем расщепления особым способом имеющихся в его организме запасов углеводов и жиров.
Как многие другие двустворчатые моллюски, гиодаки - типичные фильтраторы, питающиеся мелким планктоном и взвешенными в воде органическими частицами, которые они отцеживают из проходящей по их сифонам воды. На обнажающихся в отлив илисто-песчаных отмелях, заселенных этими моллюсками, можно заметить углубления, являющиеся входами в их убежища. Стенки и края этих входов укреплены слизью. Когда отмель покрыта слоем воды, из углублений слегка высовываются кончики сифонов моллюсков. Поскольку гиодаки очень чувствительны даже к легким сотрясениям грунта, при приближении к ним любого существа они резко сокращают сифоны, втягивая их внутрь своего убежища.
Хотя взрослые гиодаки являются отъявленными домоседами, их появившиеся из икры личинки первое время обитают в толще воды и разносятся морскими течениями. Затем они оседают на дно и превращаются в молодых моллюсков, которые способны ползать по грунту с помощью ноги. Еще через некоторое время юные гиодаки начинают закапываться, причем, часто меняют место, подыскивая наиболее подходящее, пока не останавливают выбор на каком-нибудь одном, которое и становится их окончательным домом на многие годы и десятилетия.
Учитывая специфику обитания гиодаков и сложность их добычи, промысел этих двустворчатых моллюсков у тихоокеанского побережья Северной Америки долгое время носил очень ограниченный характер. Но после того, как стали сокращаться запасы зарывающихся двустворчатых моллюсков в прибрежных водах Юго-Восточной Азии, потребность в этих морепродуктах стран данного региона в конце 70-х – начале 80-х годов прошлого века дала толчок развитию такого нового сектора рыбной промышленности США и Канады как коммерческая добыча морепродуктов с помощью водолазной техники.
Одним из основных районов сбора гиодаков являются воды восточного побережья о. Ванкувер. Добыча этих моллюсков осуществляется водолазами с небольших судов. Опускаясь на дно, они связаны с судном двумя шлангами, из которых один предназначен для подачи воздуха, другой - воды. Двигаясь против течения так, чтобы поднимаемый ими осадок оставался позади, водолазы выискивают на дне углубления с торчащими сифонами закопавшихся в грунт гиодаков. Обнаружив их, освобождают моллюсков, удаляя песок с помощью мощной струи воды, выходящей под давлением из снабженного длинным тонким соплом шланга, и складывают в сетчатый мешок. Обычно за день промысловое судно добывает до 700-1500 кг гиодаков, стоимость которых составляет около 1,5-3 тыс. долларов США. Основная часть улова в живом виде доставляется в Японию, Китай, Гонконг и на Тайвань. В пищу идут главным образом мясистые сифоны гиодаков. Поскольку они довольно жесткие, американцы обычно режут их на куски, отбивают и обжаривают в сливочном масле с луком.
В странах юго-восточной Азии гиодаки являются деликатесом, пользующимся большим спросом у гурманов. Стоимость одного моллюска доходит до 200-300 долларов. Японцы любят использовать сифоны гиодаков для приготовления сасими и суши (для этого их ошпаривают, стягивают кожу, удаляют внутренности и тонко режут). В Китае сифоны предпочитают жарить.
В последние годы ученые настаивают на строгом регулировании величины изъятия гиодаков в местах добычи, так как обеспокоены, что при современной интенсивности промысла численность этих морских долгожителей может вскоре сократиться до такого предела, что добыча их водолазами станет экономически невыгодной.