Отголоcовались!

 
10 октября завершился всероссийский день голосования, закрылись избирательные участки по всей России, на Камчатке - в первую очередь. На выборах, как в спорте: кто-то выигрывает, а кто-то – нет, и начинает винить себя или еще кого-то. Не бывает такого, чтобы голосование проходило гладко. Так и в этот раз.
 
После выборов в общественные организации посыпались жалобы. К примеру, бывший кандидат в депутаты Начикинского собрания депутатов Алексей Ковтуненко посетовал, что им были сданы все документы, но его забыли внести в избирательный бюллетень (потом, правда, исправили). Выяснилось, что А.КОВТУНЕНКО в конце августа привез на проверку подписные листы в елизовский избирком. В листах были недостатки. Алексей Викторович поехал в Сокочи и собрал новые подписные листы, забыв старые в избиркоме. 3 сентября ему вручили удостоверение кандидата, а 21 сентября в бюллетне он не нашел своей фамилии, потому что не прошел регистрацию... по забытым им подписным листам. Куда подевались новые – никто в избиркоме не мог сказать. Вдень голосования в Елизово родители увидели в списке избирателей своего умершего сына. Напротив его фамилии стояла подпись. Это повергло людей в шок. Были другие жалобы на то, что в подписных листах появляются «мертвые души» уехавших за пределы края людей, умерших и т.д.
На вопросы журналиста «КВ» Игоря КРАВЧУКА и сопредседателя партии «Правое дело» Александра Иванова о некоторых особенностях избирательной кампании на Камчатке ответила председатель избирательной комиссии Камчатского края Инга ИРИНИНА.
И. Иринина: - В списках обязаны быть все зарегистрированные по месту жительства избиратели, но для края характерна такая ситуация: многие пенсионеры выезжают на материк, но остаются зарегистрированными здесь. До 1999 года у ЦИКа (центральная избирательная комиссия РФ) была другая практика. Комиссии до голосования ходили по квартирам и корректировали списки. Сегодня это запрещено, потому как список составляется в особом порядке. Сведения об избирателях в избиркомы предоставляют главы муниципалитетов. Именно администрации населенных пунктов в течение года собирают сведения от различных организаций, занимающихся регистрацией и учетом населения. Это паспортные службы, ЗАГСы, военкоматы, органы исполнения наказания, суды.
И. Кравчук: - До выборов кто-то умрет, но окажется в списке...
И. Иринина: - К сожалению, это так. Мы столкнулись и с проблемой так называемого люфта. Совсем недавно паспортная служба начала предоставлять сведения о гражданах с 14-летнего возраста, т.е. момента получения паспорта. Так подростки стали попадать в списки. ЗАГСы же дают информацию об умерших с 18-летнего возраста. В итоге мы начинаем разбираться, почему человек оказался в списках избирателей. Если говорить об исключении из списка избирателей, то избиркомы не имеют права вычеркивать фамилии по листу. Для этого надо использовать графу «особые отметки». Например, производится запись: «Исключен в связи со смертью». Ниже - подпись председателя избиркома. В списках эта графа маленькая, поэтому в елизовском случае председатель расписалась, видимо, рядом. Люди увидели эту подпись и посчитали, что кто-то расписался за умершего. Члены комиссии разговаривали с родителями умершего парня, принесли извинения, хотя сама комиссия не имеет отношения к этой ошибке.
А.ИВАНОВ:- Инга Витальевна, ваше мнение насчет того, чтобы елизовская комиссия работала на платной основе.
И. Иринина:- Мы давно «за». Эту кампанию начала еще бывшая председатель облизбиркома Людмила Демьянченко. Когда принимался закон о территориальных избирательных комиссиях, мы в 2002 году вышли с законодательной инициативой и предложили председателей всех избирательных комиссий, где значительное число избирателей, перевести на платную основу. Это Усть-Камчатск, Елизово, Вилючинск и Петропавловск-Камчатский. В наши дни президент в ежегодном послании Федеральному Собранию ставит отдельно блок вопросов, касающихся избирательного права. Тем более, столько изменений вносится в избирательное законодательство, что просто необходимо, чтобы председатели избиркомов работали на штатной основе. Сегодня, к примеру, в Елизово собралась комиссия до кампании, отработала её и распустилась. Члены избиркомов, в основном, учителя и врачи, в общем, специалисты совсем из других областей. Потом мы повторно обращались в 2007 году, когда уже Александр Шестопалов был председателем. Мы нашли поддержку только в одном вопросе: сегодня лишь комиссия Петропавловска имеет право юридического лица. Поскольку мы обладаем правом законодательной инициативы, то будем снова предлагать нашу идею.
И. КРАВЧУК: - Тогда и ответственность совершенно другой будет у человека.
И. Иринина: - Конечно, в административном и уголовном плане будет другая ответственность. Сегодня мы столкнулись с тем, что, если выявляются нарушения у комиссии, то фактически членов избиркома наказать нельзя. В декабре краевая комиссия будет решать вопрос о переформировании комиссий в крае в целом, т.к. четырехлетний срок их полномочий заканчивается. До этого мы будем решать вопрос персонально по каждому из нынешних членов избиркомов, если они изъявят желание работать вновь. Как ни странно, но и здесь палка о двух концах, потому что сегодня елизовская комиссия - это добросовестные люди, отработавшие на выборах почти 15 лет. Они переживают за свои ошибки. Мы, конечно, можем не включить их в будущий состав новых комиссий. Но где гарантия, что на их место придут честные, порядочные, добросовестные, ответственные и грамотные люди?
А. Иванов: - Я разговаривал с А.Ковтуненко, которого забыли включить в избирательный бюллетень, а потом – с председателем елизовской избирательной комиссии Суминой: у меня нет уверенности в правоте обоих. А у вас есть такая уверенность?
И. Иринина: - У меня нет уверенности в правоте Ковтуненко абсолютно, а в правоте Суминой я уверена на 80 %. Почему не на 100%? Я уверена, что не было второго комплекта подписных листов, как кто-то пытается об этом говорить. Можно говорить про второй и третий комплекты, но то, что люди зашились при таком количестве кандидатов, - это факт.
Удостоверения кандидатов выписывали технически, а не на основании постановлений. Попробуй на 350 человек выписать все как положено по закону! Сколько минут нужно, чтобы изготовить 350 постановлений о регистрации, столько же ведомостей проверки подписных листов, а также итоговых протоколов и заключения рабочей группы. Я позже спрашивала: зачем вы печати и подпись ставили? Написали фамилию кандидата, вложите в дело, а потом смотрите: если зарегистрирован - ставьте подпись и выдавайте удостоверение, не зарегистрирован - документ идет на уничтожение.
С другой стороны, ведь сегодня желающих работать в избиркомах негусто. Та же Светлана Сумина за прошлые выборы получила 10 тыс. руб. в месяц. По итогам этой кампании у нас еще нет финансовых документов. Ну скажите это сумма, за которую надо ходить в суды, тратить свои нервы и получать угрозы от кандидатов, которые, кстати, были в эту кампанию?
И. КРАВЧУК: - В Елизовском районе после случая с Ковтуненко поползли слухи, что были два комплекта избирательных списков. Мы постараемся опросить людей, чтобы выяснить этот момент.
И. Иринина: - Мне самой интересно, был второй комплект или нет. Если люди скажут правду в этот раз... Потому что был период, когда запрещалось опрашивать избирателей. Когда начинали выяснять, расписывался ли избиратель в подписном листе или нет, люди пугались и говорили: «нет, я не расписывался!». Теперь эта норма опять возвратилась. Главное, чтобы избиратель вспомнил, за кого он ставил подпись. Кстати, комиссия проверяла по два раза подписные листы, хотя не обязана этого делать. Мы на самом деле в рабочем порядке проверяли до момента сдачи подписные листы.
Думаю, что от этой практики отойдем. Ковтуненко нас научил. Коль ты баллотируешься на выборную должность, сдал один раз подписные листы – не получилось у тебя, не знаешь, не умеешь закон читать: все, извините! Может, мы подвигнем людей к тому, что кандидаты будут идти не в последний день с подписными листами. Кстати, в Елизово потасовки были в очередях: кандидаты переживали, что не смогут вовремя сдать документы, а время истекает. Представьте – 80 человек в очереди! Не надо было кандидатам ждать окончания периода выдвижения, а идти регистрироваться в первый день. Заметьте, по закону комиссия не имеет права консультировать кандидатов.
А. Иванов: - Вы правильно говорите, потому что в Елизово стали консультировать. Так возникает коррупционная составляющая. Где гарантия, что своего кандидата член избирательной комиссии проконсультирует, а другому не поможет.
И. Иринина: - Я бы так вопрос даже не ставила бы, потому что кандидат идет заниматься нормотворчеством. Он будет писать правовые акты, но для этого он должен уметь, как минимум, читать закон. Государство предполагает, что выдвигаться в депутаты будут, в первую очередь, люди грамотные с точки зрения права.
И. КРАВЧУК: - Из Корякии почта идет, минимум, две недели. Как на таких расстояниях проверить подлинность диплома, другие сведения об имуществе? В Корякии нет отдела юстиции, нотариуса. Кстати, бывший глава Начикинского сельского поселения Савельев осужден за поддельный диплом МГУ. Но ведь избирком - не уголовный розыск. Кандидат перед выборами заявил, что выпускник МГУ, предоставил диплом, который с виду сомнений не вызвал. Это потом добрые люди подсказали милиции, что диплом фальшивый.
И. Иринина: - Раньше за недостоверные сведения об имуществе регистрация отменялась. Теперь эта норма смягчена. С Корякией с организационной точки зрения у нас есть вопросы. Мы оперативно пытаемся что-то пересылать факсом, электронной почтой, благо там есть Интернет.
И. КРАВЧУК: - Постоянно всплывают подозрения, будто «Единая Россия» давит на избиркомы. В Чувашии ушла в отставку председатель избиркома с подобными намеками. Давили ли на вас, или, скажем так, поступали ли просьбы от правящей партии?
И. Иринина: - Не кривя душой скажу, что абсолютно ничего этого нет. Наверное, Камчатка осталась спокойным уголком. У наших людей другой менталитет. Я уверена, что у нас выборы проходят честно, без фальсификаций и давления. Но в период выборов поступают жалобы от кандидатов, что на них оказывается давление. Здесь мы понимаем, что идет борьба за власть между партиями и кандидатами. Наши органы власти привыкли уважительно относиться к избирательной системе. Вот пример той же Суминой. Кто только про нее чего ни говорил!
Ругают ее «единоросы», тут же приходят другие кандидаты и обвиняют председателя избиркома, что она работает на «Единую Россию». В недалекие времена она была «человеком Пискуна», потом стала «человеком Бондаренко» в зависимости от того, кто победил на выборах. И от этого уйти невозможно. Как только человек победил, кто-то обязательно скажет, что это комиссия привела его к победе. В Вилючинске в этот раз, кстати, пришлось приструнять наблюдателей от «Единой России». Во-первых, пришли по два человека от кандидата, а положен один. Потом было странное поведение одного из их наблюдателей. На участок пришли голосовать дедушка и бабушка 90 и 88 лет. Удивительно, что они вообще пришли. Дедушка проголосовал и вышел, а бабушка задержалась в кабинке. Супруг начал волноваться и пошел к ней. Тут же наблюдатель от «ЕР» поднял скандал на весь участок: почему нарушается тайна голосования? И
. КРАВЧУК: - Инга Витальевна, сколько сил выборы отнимают у вас? Вы помните самые тяжелые выборы? Как снимаете стрессы: сауна, ресторан, алкоголь, сон, телевизор, природа, книги?
И. Иринина: - Сил много уходит. Все пропускаешь через сердце, не получается быть отстраненной. Самыми тяжелыми всегда были губернаторские выборы, особенно 2000 года. Выборы 2011 года, думаю, тоже будут тяжелыми. Стрессы снимаю хорошей книгой. Недавно перечитала Достоевского –«Бесы». По роду службы приходится читать всю местную прессу.
А. Иванов: - Я занимаюсь телекоммуникациями и вижу, как в США проходят выборы. Когда на Камчатке появятся первые попытки ввести электронное голосование? Недавно президент Медведев сказал, что планируется полный переход к автоматизированной системе голосования: «Мы сделаем это без надрыва, но с пониманием того, что мы должны в относительно короткой перспективе перейти на современные методы голосования, потому что за этим – будущее».
И. Иринина: - В 2007 году на Камчатку приезжал глава ЦИКа ВИШНЯКОВ, уже была договоренность по Вилючинску. В России используются КОИБы (комплекс обработки избирательных бюллетеней). Это сенсорная крышка: вы бюллетень опускаете в прорезь, то он сразу считывается машиной. Второй вид машин - это КЭГи (комплекс электронного голосования). Он напоминает обычный компьютерный терминал: кнопочкой выбрали фамилию и проголосовали. По КОИБам на 16 избирательных участков в Вилючинске все это обошлось в 1 млн. руб. На эту сумму нам обещали привезти их на голосование, а потом забрать. Сегодня КОИБы применяют в трех субъектах РФ, правда, не на всех участках. Это дорогостоящее оборудование. Любопытно, что Машковцев придерживался других взглядов: дескать, раз это машина, то ее можно подкрутить. Мы надеемся, что перейдем на такую систему, а вот к Интернет-голосованию у меня больше недоверия.
А. Иванов: - Не совсем согласен. Интернет - это революция, и надо его использовать!
P.S.
В заключение беседы Инга Витальевна сказала, что избирком всегда открыт для СМИ и общественности, а результаты последнего голосования по всем районам и поселкам Камчатского края можно подробно узнать на официальном сайте www.kamchatka_krai.izbirkom.ru

Отправить комментарий

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Доступны HTML теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании